11 сентября 2023 Мнения
11272

Владимир Серебренный: Отечественный рынок станкостроения имеет колоссальный потенциал для роста

Россия нуждается не просто в станках, а в качественном и конкурентоспособном современном оборудовании. В этом уверен ректор МГТУ «СТАНКИН» Владимир Серебренный, который является автором более 30 научных трудов и имеет ряд патентов на промышленные разработки.


Фото: ПензаСМИ.

Ведущий государственный университет в области цифрового машиностроения ведет свой отсчет с 1930 года. Сегодня вуз занимает прочные позиции одного из девяти системообразующих высших учебных заведений страны, которое готовит кадры для новой цифровой экономики и становится центром трансформации станкостроения.

Отрасль сейчас включена в число приоритетных мегапроектов России на основании документа, который подписал глава кабинета министров Михаил Мишустин. Об этом было заявлено в Новосибирске на X Международном форуме технологического развития «Технопром-2023», на полях которого работал Владимир Серебренный. В перерыве между деловыми мероприятиями руководитель высшего учебного заведения любезно согласился на встречу и ответил на вопросы журналиста «ПензаСМИ».

— Владимир Валерьевич, почти год в стране идёт речь о критических дефицитах и необходимости обеспечения суверенитета в сфере станкостроения. Сегодня есть понимание, что поддержка будет?

— Бесспорно будет и она гарантирована. На завершающей стадии находится разработка новой редакции федерального проекта по развитию производства средств производства. Почти 400 экспертов со всей страны, в том числе специалисты нашего университета и промышленники из Пензенской области, разработали приоритетные мероприятия федерального проекта, которые в комплексе позволят обеспечить технологический суверенитет машиностроения.

Проект подразумевает направления, связанные с развитием серийного выпуска комплектующих изделий, а также помощью существующим заводам с модернизацией и строительством новых производственных мощностей. Заложена поддержка цепочки НИОКР – от поисковых до прикладных, с выходом на образцы «в железе». Планируется, что к 2030 году производство собственного оборудования увеличится кратно. Под это заложены серьезные средства.

Мы видим, что 30 лет станкостроение не ставилось в качестве главного приоритета, а программы его развития ограничивались лишь локальными мероприятиями. А между тем, что бы получить продукцию, которая не будет уступать мировым аналогам, нужен комплексный подход к развитию всей цепочки создания добавленной стоимости.

Особо отмечу, что в мегапроект заложен механизм стимулирования конечных потребителей станков, и их возможность выступать заказчиками НИОКР. Это позволяет добиться «вытягивающего эффекта», гарантируя получение квалифицированным заказчиком желаемого результата. Так на рынке появятся востребованные продукты.

— Федеральный проект возрождения станкоинструментальной промышленности открывает возможности для отечественных производителей. Важно не упустить свой шанс в условиях западных санкций...

— Мегапроект призван диверсифицировать подход к развитию станкостроительной отрасли. С одной стороны – научиться разрабатывать и изготавливать уникальные станки для выпуска особо сложных деталей, где требуется максимальная точность и использование современных материалов. Например, для гражданской авиации или военного флота. Именно оборудование данного плана нам прекратили поставлять зарубежные страны. Но при этом нельзя забывать и о серийном производстве универсальных, но наукоемких токарных, фрезерных и других станков.

Это могут быть универсальные токарные или фрезерные станки, трех-, четырехкоординатные станки с ЧПУ той номенклатуры, которая пользуется максимальным спросом в России. В рамках федерального проекта создаются стартовые условия, чтобы под эту массовую номенклатуру станков создавались рентабельные производства комплектующих изделий. Предстоит освоить соответствующие бизнес-модели. Для ответов на эти вызовы на «Технопроме» нашим вузом было организовано обсуждение темы с главными конструкторами отрасли.

Очевидно, что нужно делать ставку на собственные силы.

— За последний год доля импорта из Китая возросла и очень существенно. Очевидна и актуальность замещения станкоинструментальной продукции из недружественных стран. Но готова ли отрасль справиться с вызовами современности самостоятельно?

— Отечественный рынок станкостроения имеет колоссальный потенциал для роста. Все заинтересованные стороны консолидировались, выработав взвешенные и системные меры, необходимые для правильной балансировки ресурсов по направлениям развития отрасли. На государственном уровне прекрасно понимают, что если будет станкостроение, то возможен выпуск своих самолетов и кораблей, укрепится оборонный комплекс и появятся отечественные бытовые приборы – всё то, что требуется людям для нормальной жизни и стране для развития.

По данным Минпромторга России, потребление станкостроительной продукции в стране к 2030 году вырастет в 1,5 раза и превысит 60 тыс. единиц. Перед отраслью стоит задача удовлетворить этот спрос, максимально снизив зависимость от импорта. Доля последнего в течение ближайших семи лет должна сократиться на десятки процентов, в том числе, за счет строительства новых российских производств.

Причем речь идет не только о традиционных металлорежущих станках. Это и современные лазерные, аддитивные, в ближайшем будущем – гибридные станки. Без комплексного подхода к охвату номенклатуры станков, оснастки и инструмента говорить о технологической безопасности отрасли не приходится. Да, можно ориентироваться на дружеские страны или тот же Китай, но важно сосредоточиться на производстве внутри страны. Это государственная стратегия.

— Одним из векторов опережающего развития машиностроительной отрасли можно ли назвать роботизацию и все, что с ней связано?

— Без роботизации мы не сможем конкурировать в технологической среде. В России его уровень катастрофически низок. Это 6 – 8 роботов на 10 тыс. работников, когда как в Южной Корее или Сингапуре эта цифра близка к 800. Но нужно понимать, что роботы лишь часть общей системы автоматизации, поэтому надо подходить комплексно.

Большие перспективы заложены в автоматизации предприятий, которые остро нуждаются в технологах, конструкторах, инженерных и рабочих кадрах. Сейчас не просто нужно набирать людей, а думать о том, как перестроить предприятия на современных принципах гибкой автоматизации, которая позволяет значительно повысить производительность труда.

Это дает возможность и несколько нивелировать кадровый голод и обеспечить цену, качество, производительность, сравнимые с ведущими мировыми аналогами. Это направление так же затронуто в мегапроекте.

— Не менее важный вопрос – человеческие ресурсы. Эту проблему усугубляет так называемая «демографическая яма», в которой оказалась страна. Не лучшим образом сказалась пандемия коронавируса. Сможет ли высшая школа обеспечить кадрами обновленную промышленность и растущий запрос на современного, технологического инженера?

— Потребности в кадрах изменились, кардинально и очень резко. Если еще несколько лет назад запросы на инженеров исчислялись десятками, то сейчас уже тысячами. Между тем, подготовка специалистов – процесс не быстрый. Не менее 4 – 6 лет нужно, чтобы подготовить человека с высшим образованием для работы на производстве.

Кроме того, если раньше обучали фактически людей для обслуживания оборудования чужих брендов, то сейчас нужны те, кто способен спроектировать и изготовить свои станки. Следовательно, повышаются требования к компетенциям. Это непростой вызов и вузы адаптируются: выстраивается кооперация с индустриальными партнерами, вносятся изменения в программы обучения, студенты погружаются в практику на конкретных предприятиях. СТАНКИН, например, повышает квалификацию своих преподавателей исходя из специфики производства партнеров и приглашает специалистов с действующих заводов, чтобы они вели занятия для молодежи.

— Профильные вузы бесспорно должны стать ключевым звеном между наукой и производством, хотя профильная ориентация должна начинаться еще со школьной скамьи. Ведется ли работа в данном направлении?

— Всегда поддерживал усиление курса труда (технологии) в школах, где бы ребята получали навыки работы как с традиционным, так и с современным «цифровым» оборудованием. Мужчина должен уметь работать, ценить и уважать труд, гордиться своей профессией. Для того, чтобы ситуация исправлялась, в стенах СТАНКИНа мы каждый год проводим курсы по робототехнике, аддитивным технологиям, цифровому проектированию для нескольких тысяч школьников и сопровождаем работу десятков инженерных и IT классов в школах Москвы. Инженерная профориентация оправдала себя в советский период и сегодня успешно реализуется в системе «Ворлдскиллс», «Кружковом движении», в которые наш университет, конечно, тесно интегрирован.

Важно, чтобы по всей стране для реализации эффективной модели создавалась современная учебная инфраструктура. Для этого требуются немалые средства. Мы ведем работу с профильными министерствами и ведомствами в данном направлении. Нашу позицию разделяют регионы. Знаю, что есть успехи в Пензе, где на базе компании «СтанкоМашСтрой» в сотрудничестве с ПГУ создана базовая кафедра «Металлорежущие станки». Достойный пример подготовки специалистов с учетом запросов рынка труда.

— Университету под Вашим руководством удается оставаться не только форпостом кадрового обеспечения машиностроительной отрасли, но драйвером роста для всей промышленности в стране. Какие перспективные направления работы определены на ближайшую перспективы?

— На базе вуза планируется открыть головной отраслевой центр компетенций, призванный заниматься всем циклом разработки специального оборудования и комплектующих изделий для станкостроения. От конструирования до сертификации и проведения испытаний. У нас будет опытное производство, КБ, аналитические структуры. Рассчитываем, что механизмы будут запущены до конца текущего года.

— Владимир Валерьевич, в Новосибирске Вам удалось объединить генеральных директоров и ключевых руководителей направлений станкостроения в рамках Совета главных конструкторов. Каковы цели и задачи нового коллегиального органа?

— Впервые в новейшей истории российского машиностроения мы консолидируем усилия тех, кто влияет на принятие решений по научно-технологическому развитию станкоинструментальной отрасли. Это необходимо для планирования развития рынка, для выработки требований к производству и унификации комплектующих, для формирования предложений по научной повестке для исследовательских организаций.

Речь идет не только о консультациях, но и экспертизе деятельности по разработке и поисковым исследованиям. При этом важно синхронизировать подход с учетом мнений каждого участника экспертного органа для выработки общей позиции, которую можно реализовать в масштабах страны. Только сообща главные конструкторы смогут сформировать глобальный вектор развития, что позволит российским станкостроителям занять доминирующее положение на внутреннем и зарубежных рынках. Следовательно, перейти в новый технологический уклад, выиграв гонку за производительность и качество.

Приятно, что в числе единомышленников и пензенские станкостроители. Они активно подключились к системному решению стратегических вопросов, болеют душой и сердцем за отрасль, понимают перспективы «окна возможностей» для кратного роста и выхода на современный технологический уровень в интересах будущего государства.

Читайте также – Александр Зверовщиков: Наука и творчество идут рядом