5 февраля 2019 Быль веков
825

Путь взлетов и резких падений первого командира 37-й запасной стрелковой бригады

Продолжаем рассказ про комбригов в Селиксе.


Фото: Великая Отечественная. Комдивы. Том 5.

Мы уже рассказывали про некоторых легендарных командиров этой воинской части – Александра Плешакове, Ивана Русских и Дмитрия Гудкова. Сегодня героем нашей рубрики - первый командир бригады полковник Ткачев.

Прежде чем приступить к биографии и боевому пути этого незаурядного человека, несколько отзывов о его деятельности и о нем лично. Вот что писал про полковника Ткачева в своих воспоминаниях комендант Селиксы Лев Лебедь: «Насколько можно коротко расскажу о том, как я исполнял обязанности адъютанта начальника гарнизона. Начальнику гарнизона – комбригу Ткачеву – по штату был положен адъютант в звании старшего лейтенанта или капитана. Но комбриг, как патриот, решил, что он в тылу, а этот старший лейтенант или капитан нужнее на фронте. Однако были случаи, когда он без адъютанта обойтись не мог. В этих случаях он вызывал меня и говорил, что в течение двух-трех суток я буду исполнять обязанности его адъютанта. Так было, например, когда он лично, без штабной свиты, решил обойти некоторые объекты (такие как столовые и другие) потихоньку, внезапно. Я следовал за ним, записывая все, что он считал нужным. Потом я должен был передать его указания соответствующим командирам, штабам и начальникам служб, а через определенное время лично проверить исполнение и лично ему доложить.

Вот один из эпизодов. Заходим мы с ним в гарнизонную баню. Солдаты моются перед выездом на фронт. Старшина роты лично каждому выдает по кусочку мыла (кусок мыла разрезан на порции величиной с последний сустав мизинца – частей на сорок). Комбриг от негодования взрывается и кричит: «Да этим же кусочком мыла ..... не обмоешь!». Тут же вызываем начальников обозно-вещевого снабжения (ОВС) части и гарнизона, и уточняем. Оказывается, что кусок мыла выдавался старшине из расчета один кусок на 10 человек. Комбриг приказал немедленно старшину отстранить, разжаловать в рядовые и на следующий день отправить на фронт, начальника ОВС части отправить на гауптвахту на трое суток, начальнику гарнизонной ОВС объявить выговор. Я же должен проследить, чтобы все это было выполнено.

А однажды комбриг назначил меня своим адъютантом в связи с приездом к нам с инспекторской проверкой маршала Советского Союза Ворошилова. Все эти дни я находился при комбриге, даже в присутствии Ворошилова. Ворошилов, заметив меня, спросил: «А это кто?». И комбриг ответил: «Это мой адъютант». Маршал улыбнулся, и я был счастлив».

А вот мнение про Ткачева исследователя истории Селиксинского гарнизона Виктора Кладова: «Являлся командующим 37-й бригады с момента ее образования. На его долю выпало самое тяжелое время в истории гарнизона. Фактически с нуля создавалась жилая и учебная инфраструктура лагеря, происходило становление процессов боевой и политической учебы. В крайне непростых условиях он сумел выполнить главные из стоявших перед ним задач. Но в полной мере справиться с царящей в советском тылу неразберихой не смог. Инспекции, осуществлявшие контроль за деятельностью 37-й бригады, отмечали серьезные недостатки в организации боевой учебы, поддержании дисциплины личного состава, обустройстве территории военного городка. Подобные замечания явились причиной отстранения М.С. Ткачева от командования 37-й бригадой».

Митрофан Сергеевич Ткачев родился в 1890 году в селе Евстратовка Острогожского уезда Воронежской губернии. Некоторое время работал на конном заводе в Острогожске. В 1911 году был призван в ряды Русской Императорской армии и проходил службу 31-м пехотном Алексеевском полку. С началом Первой мировой войны на фронте отличился своей храбростью и за боевые отличия был произведен в начале 1915 года в подпрапорщики. Позже служил вахмистром команды конных разведчиков в 724-м Любартовском полку.

В 1917 году, еще до Великой Октябрьской социалистической революции, открыто высказывал свои большевистские взгляды и за это неоднократно подвергался арестам. В октябре 1917 года он возвращается в 31-й пехотный Алексеевский полк, где занимал выборные должности, в том числе и командира полка.

Во время Гражданской войны Ткачев формировал в Воронежской губернии партизанские отряды и, командуя ими, сражался против петлюровцев, немцев и красновцев. В конце 1918 года Митрофан Сергеевич становится командиром Острогожского пехотного запасного полка. В составе различных воинских частей он участвовал в боях против колчаковцев, а в должности комиссара 30-го Саратовского кавалерийского полка отличился в боях за Крым. В 1921 году Ткачев становится командиром Белозерского кавалерийского полка и участвует в боях против махновцев и других антибольшевистских формирований. За свои достижения в годы Гражданской войны и борьбу с повстанцами Махно был награжден орденом Красного Знамени и серебряными часами, а в десятую годовщину РККА к ним добавились и золотые часы.

В 1920 – 1930 годы он успешно командует сначала 89-м кавалерийским полком, а позже 93-м кавалерийским полком. При этом одновременно был и командиром, и комиссаром этих воинских частей. Дальше в его послужном списке значилось командование 29-м Сталинградским Камышинским кавалерийским полком, 49-м кавалерийским полком и 45-м кавалерийским полком имени Морозова.

В июне 1935 года состоялось знакомство Ткачева с Пензенской землей. Его назначили командиром 6-го запасного кавалерийского полка. Полк этот размещался в районе станции Каменка-Белинская (ныне город Каменка). В 1937 году его по несоответствию освободили от должности, так как в полку был выявлен «заговор». Над самим Ткачевым висела угроза ареста, но ему удалось избежать этого. Более того, он пошел на повышение по службе. Так в январе 1938 года его назначили помощником командира 10-й кавалерийской дивизии, а в 1940 году доверили командование дивизией 106-й стрелковой.

В августе 1941 года комбрига Ткачева назначают командиром 37-й запасной стрелковой бригады в Селиксу. Про его деятельность на этом посту мы писали выше. Скажем прямо, она была крайне неоднозначной, замечаний к нему было очень много и неслучайно история Селиксинского гарнизона обросла чудовищными историями. В январе 1943 года за недостатки в командовании бригадой Ткачев был отстранен от должности и назначен с понижением заместителем командира 59-й Гвардейской стрелковой дивизии. Необходимо отметить, что в 1941 году Митрофан Сергеевич имел устаревшее звание комбрига и в 1943-м стал не генерал-майором, как большинство комбригов, а полковником, в том числе и из-за не совсем удачного командования бригадой в Селиксе. Его новая воинская часть отличилась в боях по освобождению Донбасса и за освобождение города Краматорска стала называться «Краматорской», а полковник Ткачев был награжден орденом Красного Знамени.

Позже части дивизии отличились в Никопольско-Криворожской наступательной операции и в Одесской наступательной операции.10 апреля 1944 года части дивизии вошли в Одессу. После этого Ткачеву дали еще один шанс проявить себя. Его назначили командовать 243-й стрелковой Никопольской Краснознаменной дивизией, которая участвовала в боях на левом берегу Днепра, попала в окружение, но смогла выйти из него. Сам Митрофан Сергеевич в этих боях был ранен и находился несколько месяцев в госпитале. После излечения вернулся в дивизию и во главе ее участвовал в боях на территории Румынии.

Приказом по войскам 57-го стрелкового корпуса от 20 сентября 1944 года «за плохую организацию марша по территории Румынии, плохое руководство частями дивизии» полковник Ткачев был отстранен от должности. Окончание войны он встретил в госпитале в Кисловодске. И уже в сентябре 1945 года был уволен в запас. А дальше следы Ткачева теряются. Многим пензенским историкам интересна судьба этого незаурядного человека и они продолжают искать факты, собирая биографию героя буквально по крупицам.

Автор: Олег Грязнов