29 декабря 2018 Мнения
844

Елена Столярова: «Корни подростковых трагедий почти всегда в семье»

Детский омбудсмен региона видит причину опрометчивых поступков, которые совершают школьники, в их одиночестве.


Фото: ПензаСМИ.

На днях состоялась встреча сотрудников Следственного управления СК РФ с уполномоченным по правам ребенка в Пензенской области. Как рассказала Елена Cтолярова корреспонденту РИА «ПензаСМИ», это взаимодействие особенно важно на фоне трагедий, произошедших на территории региона.

- Очень важно понять, какие именно обстоятельства могут способствовать тому, что ребенок принимает роковое решение. Следователи о таких вещах могут знать более подробно, потому что, заводя уголовные дела, они опрашивают всех, кто так или иначе был связан с погибшим, изучают круг общения, изымают мобильные телефоны и компьютеры, то есть получают всестороннюю информацию. Все это позволяет понять, была ли причина системной или единичной, идет ли речь о состоянии здоровья. После разговора со следователями многие вещи становятся понятнее и яснее, и эту информацию уже можно использовать в работе со взрослыми.

- Кого именно мы понимаем под взрослыми?

- В первую очередь, это родители. И, разумеется, педагоги, потому что есть школьные конфликты, из которых дети не находят выхода и принимают фатальные решения. При этом понятно, что любая проблемная ситуация требует совместного решения при участии разных сторон. Потому что, например, у нас стало больше психологов в школах, но им тоже часто нужна помощь в том, как научиться выявлять очень ранние, очень незаметные причины, которые способны привести к негативным последствиям. Разумеется, с сотрудниками Следкома говорили и о том, что они тоже должны принимать участие в беседах такого рода. Потом что они владеют очень важной информацией.

- Есть ли ощутимая отдача от профилактических бесед, которые с родителями проводят представители различных структур?

- Разумеется. Думаю, многие помнят ряд трагических случаев, которые произошли минувшей весной, когда подростки гибли после вдыхания газа. Мы тогда провели масштабную акцию, организовали много встреч, на которых объясняли, на что следует обращать внимание и как распознать опасность. Повторений, кстати, не было. Но сегодня есть не менее важная тема - подростковое одиночество, когда ребенок вдруг начинает ощущать безысходную пустоту в душе и не знает, к кому обратиться, зато стремится спрятаться, уединиться, уйти от общения. Родителей нужно научить обнаруживать такие состояния, замечать их и стремиться понять, в чем дело. А для этого нужно с детьми разговаривать. Хотя понятно, что не все и не всегда лежит на поверхности.

- Например?

- Ну, скажем, история с мальчиком из шестой гимназии еще находится в стадии расследования и пока нет даже предположений о том, что подтолкнуло его к непоправимому поступку. Если старшеклассник, который был тяжело травмирован на железнодорожных путях, оставил записку, и известны предположительные причины, которые его заставили сделать смертельно опасный шаг, то здесь пока полная неясность. Но это пример того, что такие страшные вещи случаются и в, казалось бы, благополучных семьях, когда вроде бы внешне ничто ничего не предвещает. Что уж говорить о неблагополучных? На днях я посещала СИЗО, где находятся несовершеннолетние правонарушители - один из них оказывается там уже второй раз и честно признается, что дома никому не нужен. Ему проще отправиться за решетку.

- Где все-таки таятся главные причины трагедий в подростковой среде?

- Все равно это проблемы в семье. Потому что если семья крепкая, то он всегда сможет с ней поделиться в случае возникновения каких-то внешних факторов. Понятно, что потенциально существует еще и учитель - если он грамотный и чуткий, то может и заметить проблему, и грамотно поговорить о ней, и найти способ решения. Но у него обычно есть еще три десятка ребят. И здесь мы возвращаемся к тому, о чем уже говорили: работать в этих направлениях нужно вместе, обмениваясь имеющейся информацией.

Автор текста: Дмитрий ИНЮШКИН