20 ноября 2023 Мнения
5656

Александр Антонов: «В России сейчас – бум производства программного обеспечения»

Проректор по цифровизации Пензенского государственного университета рассказал, почему айтишники работают на износ и как компании готовы участвовать в подготовке кадров.


Фото: penzasmi.ru.

Как отразились введенные в отношении России санкции на сфере IT, что изменилось в подготовке айтишников и какую работу еще предстоит провести – об этом в интервью РИА «ПензаСМИ» рассказал проректор по цифровизации Пензенского государственного университета Александр Антонов.

– Сейчас отрасль перестраивается очень сильно. Самая большая проблема – импортозамещение. Реально очень много компаний, которые ушли из России и, скажем так, ушли нехорошо. В связи с этим сразу возник целый ряд проблем и по технологиям, и по оборудованию. Простой пример из жизни: у нас была система хранения данных импортного производства, произошел сбой ее работы – потребовалось обновить лицензию. Компания сказала: «Извините, ничем помочь не можем – в России больше не работаем». 30 терабайтов дисков встали.

Такие случаи неединичные. Оборудование, которое произведено в том числе в Соединенных Штатах Америки, встает и больше не работает. Единственный вариант сейчас – ориентация на отечественное производство, но оно пока не справляется. У нас его мало, да и цена в общем-то до сих пор недешёвая.

– А программное обеспечение?

– Программное обеспечение – тоже отдельная тема, потому что здесь еще сложнее получается. Опять же есть те же самые китайские разработки, но они ориентированы большей частью на себя. Поэтому сейчас в России – бум производства программного обеспечения. Я общаюсь с нашими пензенскими компаниями, работающими в сфере IT, они говорят, что если раньше много заказов было из-за границы, то сейчас огромное количество – внутри страны. Заказчики – не только мелкие, но и крупные, например, банки, которые нуждаются в собственных продуктах и разработках.

В связи с этим остро встал кадровый вопрос. Необходимо не просто сделать продукт, но и внедрить его. И команд внедрения пока не хватает. То есть, если обновили какую-то систему на предприятии, следует обучить сотрудников, настроить рабочие места, предоставить инструкции. Это разовая, но нужная работа, и без помощи экспертов ее не сделаешь. Сейчас выстраивается очередь за такими специалистами.

Я общаюсь со многими айтишниками – работы у них реально много. Люди трудятся по 10-12 часов в день, да, им за это хорошо платят. Но работа идет на износ, из-за этого может падать продуктивность, возникать ошибки.

– Каких специалистов не хватает критически?

– Программистов – на них запрос огромный. В компании порой нужны по 60-100 сотрудников. Недавно у нас в Пензе открыла офис крупная московская организация, им требовалось 160 программистов. У них есть заказы на разработку, нужны рабочие руки. Но такого количества профессионалов сразу на рынке нет.

Если сейчас открыть сайт с объявлениями по поиску и подбору персонала, то не менее 250 вакансий только по Пензе висит постоянно.

Само собой еще очень нужны аналитики. То есть специалисты, которые правильно проанализируют, какие требования на рынке, какое программное обеспечение нужно сделать и так далее.

В меньшей степени требуются архитекторы – это, по сути, верхний уровень руководства. Такой специалист собирает всю систему вместе: учитывает требования заказчика, ставит задачи программистам. Это человек, который знает, как работает большое программное обеспечение целиком.

– Как система образования, в том числе вуз, может помочь в этом кадровом голоде?

– Вуз, собственно говоря, готовит кадры. Это самое важное. Высшее образование должно давать фундаментальные знания. Почему во всем мире всегда ценились специалисты из России? Потому что у них была хорошая фундаментальная подготовка, и самое главное, – они умели учиться. Они могли адаптироваться к любой среде, к любому языку, к любой задаче.

Мы стараемся сохранять эти позиции. Наша задача – научить учиться, схватывать информацию и быстро адаптироваться. И только на последнем курсе, когда идет специализация, даются конкретные знания, конкретные языки. На этом этапе мы стараемся работать именно с компаниями, отправлять на реальную практику, чтобы студент посмотрел, как работает предприятие, какие там требования.

Многие руководители IT-компаний взаимодействуют с нами. Есть те, что даже приходят работать преподавателями. Такие люди из бизнеса очень хорошо мотивированы: они хотят передать знания и выбрать для себя будущих сотрудников. Нужно сказать, что сдать экзамен или зачет у таких преподавателей непросто, потому что они очень требовательны и понимают, что на работе специалисту с неполными знаниями будет трудно.

Есть примеры, когда бизнесмены готовы делиться своими идеями, сопровождать начинающих специалистов при создании стартапов.

В профессионалах сферы IT нуждаются и наши Вооруженные Силы. Потому что на текущий момент идет борьба технологий, в том числе с применением искусственного интеллекта. У нас, например, в университете функционирует Военный учебный центр имени Героя Советского Союза полковника В.Ф. Шишкова. Наши выпускники служат в научных ротах, занимаются созданием разработок военного назначения.

Что касается всей системы образования, то большое развитие сейчас получило именно среднее специальное образование. Оно готовит рабочие руки. Это программисты, которые по четкому техническому заданию могут выполнять задачи. Плюс в том, что, если поступить после 11 класса, потребуется два года обучения, если после девятого класса – четыре. То есть достаточно быстро рынок получает молодого специалиста.

Он также потом может поступить в вуз, но молодому человеку по возрасту нужно будет пройти службу в армии. И здесь моя личная позиция такая: долг родине необходимо отдать. Хочу сказать, что те студенты вуза, которые прерывали обучение, приходили из армии уже настоящими мужчинами, и относились к получению знаний очень серьезно, в будущим становились хорошими специалистами.

– У вас большой опыт работы в сфере цифровизации, в том числе – на госдолжности. Как, по вашему мнению, можно стимулировать развитие IT-направления в регионе?

– Я считаю, что для этого нужно предусмотреть набор льгот именно для сильных компаний. Сейчас в России есть территории, где создаются центры именно для IT. Это, например, Инновационные научно-технологические центры. Их резиденты получают серьезные налоговые льготы вплоть до полной отмены уплаты НДС.

У нас же на текущий момент льготы, в том числе работу по упрощенной системе налогообложения, в основном получают небольшие компании. Как только предприятие вырастает, оно их лишается. Поэтому есть случаи, когда крупные компании выезжали из Пензы в подобные центры, чтобы пользоваться налоговыми льготами, сниженной ценой на аренду площадей и так далее.


ДОСЬЕ

Александр Викторович Антонов

Родился в 1979 году в Пензе. В 2005 году защитил диссертацию с присвоением степени кандидата технических наук.

В Пензенском госуниверситете (ПГУ) работал на кафедре «Вычислительная техника». С 2005 по 2008 год – техническим директором Регионального Центра суперкомпьютерных вычислений. Затем до 2011 года – доцент кафедры «Вычислительная техника».

С 2010 по 2014 год – начальник Управления информатизации Пензенской области.

С 2014 по 2016 год – начальник отдела телекоммуникаций и связи Управления информатизации ПГУ. Затем до 2022 года – начальник Управления информатизации ПГУ.

В настоящее время – проректор по цифровизации ПГУ.