Когда девочка из музыкальной семьи идет в музыкальную школу, это не удивляет. Когда спустя мучительный год она ее бросает, это слегка выходит за рамки стандартных представлений. Когда спустя два года происходит возвращение, это указывает на сознательный выбор. Так Анастасия Суднева выбрала главную жизненную стихию – хоть и не единственную.

- Музыка сопровождала меня с детства, просто потому, что она жила в доме благодаря родителям: я подходила к пианино, тыкала пальцами в клавиши, мне нравилось извлекать звуки… При этом всегда любила рисовать и пыталась совмещать одно с другим. Даже поступила в художку. Правда, когда вернулась в музыкальную школу, пришлось выбирать что-то одно. Но берусь за краски при любом удобном случае. Особенно летом.

О том, как дополняют друг друга звук и цвет, люди думают давно. У Анастасии органичность этой двойной любви подкрепляется тем, что и в музыке, и живописи она питает слабость к направлению, всегда стремившемуся передать те мимолетные ощущения, из которых чаще всего складываются самые волнующие эмоции.

- Очень ценю такие моменты, - говорит Настя. - Могу бесконечно описывать их в своих рассказах... Аромат утреннего эспрессо; солнце сквозь облачную дымку; ветер с настроением июня; сонный кот на подоконнике... Недаром люблю музыку импрессионистов. Ну кто еще мог так назвать пьесу: «Колокольный звон сквозь листву» или «Шаги на снегу» или «Что видел западный ветер»... Дебюсси - один из моих самых любимых композиторов. Ну и Равель, конечно!

Упоминание о рассказах раскрывает третью страсть – стремление искать слова, чтобы поделиться собственными фантазиями. При этом Анастасия решительно отказывается от стихов («когда-то пыталась, но они слишком откровенные, я их побаиваюсь!»), в прозе же увлеченно вводит в реальный мир странные события и неожиданные повороты сюжета.

- Возиться со словами - это почти как дети, которые играют в свои игрушки, сидя прямо на полу, - смеется Настя. - Обожаю этот процесс. Кстати, до сих пор чаще пишу от руки, потому что вообще не компьютерный человек. А первый свой литературный опус напечатала на пишущей машинке, которую одолжила на три дня у соседа по дачному участку. Потом с непривычки жутко болели пальцы!

Тем не менее, главной работой для маленьких сильных пальцев с коротко подстриженными ногтями все-таки остаются черно-белые клавиши. Людей из мира искусства часто считают ночными существами, которые ложатся за полночь и продирают глаза ближе к обеду. Суднева этот штамп опровергает полностью: для нее гораздо типичнее подняться в четыре утра, а в шесть уже сидеть за роялем в колледже. Это и любовь к утру как времени суток, и вынужденная необходимость, поскольку день расписан буквально по минутам. Собственные занятия, занятия с учениками, аккомпанирование студентам – все это легко может превратиться в рутину, но только не выступления перед публикой.

- Выход на сцену для меня удовольствие. Хотя никогда не забуду один момент – это было в музыкальной школе, нужно было играть Шопена, и уже после первой фразы все вылетело из головы. Начала путаться, что-то подбирать, все время ощущала, как это слышат те, кто сидят в зале… Потом плакала, было очень стыдно: в то время уже ощущала, что свяжу свою жизнь именно с музыкой. И вдруг такой провал! Постепенно выработала совершенно определенный подход: если уж мне суждено ошибиться, то это произойдет.

- Вообще не волнуешься, когда выходишь на сцену?

- Нет волнения, которое мешает. Хотя если новая программа, случается легкий мандраж, но он быстро уходит. Труднее было пару лет назад, когда на концерты в филармонии приходило очень мало людей. Готовишь программу полгода, а в зале сорок человек. Сейчас все гораздо лучше, и дело не только в количестве купивших билеты: когда смотрю в зал, вижу большинство незнакомых лиц, а не как прежде, когда друзья да родственники.

Тем не менее, Настя с сожалением отмечает, что в Пензе интерес к классической музыке не столь велик по сравнению с тем же Саратовом, где она училась.

- Там все же и консерватория, и оперный театр, это сразу создает совсем другой фон… А у нас в филармонии, уж не знаю почему, даже не предусмотрена оркестровая яма положенного размера.

- Тебя не тянет в другой город? В ту же Москву, к примеру.

- Вообще не люблю Москву, если честно. Да, там больше предложений по работе, но вопрос не в количестве, а в качестве. Не хочу ехать в столицу, чтобы играть марш Мендельсона в ЗАГСе. Или попсовые мелодийки в ресторане – хотя это-то приходилось делать, врать не стану. Кстати, пробовала поступить в московскую консерваторию, но провалила уже первый экзамен, и обид особенных не было, потому что поехала по принципу «А почему бы и нет?».

По такому же принципу Настя на полгода оказалась в Китае, воспользовавшись подвернувшейся возможностью. За шесть месяцев поняла, что Поднебесная – не ее страна, но оценила, что такое по-настоящему густонаселенные города, соскучилась по тишине, а главное, получила огромный опыт, который всегда подталкивает к поиску новых путей. А их хочется всегда.

- Мы с Сашей Новоселовым, нашим органистом, несколько раз выступали вместе, в том числе играли программу, посвященную Баху, и я осознала, какое это уникальное сочетание – рояль и орган. Сейчас музыкальную сказку «В пещере горного короля» по произведениям моего любимого Грига мы переработали для большого зала, где выступим 15 июня иным составом – рояль, флейта, скрипка. Увы, без органа, но зато будет темнота, то есть можно применить другое оформление! Между прочим, последнее время мне очень нравится использовать придумку, которая принадлежит еще Рихтеру: играть при минимальном свете, когда только лампа над клавишами. А поскольку чаще всего выступаю в органном зале, где огромные окна, то больше люблю концерты зимой, чем летом.

- Музыкальные сказки больше адресованы детям?

- Вовсе нет. Но люблю играть для детей, потому что на этих концертах общаюсь с аудиторией. Между прочим, довелось немало поездить по глубинке, и чем дальше от Пензы, тем более детишки непосредственные и раскрепощенные, очень здорово включаются в диалог, когда начинаешь объяснять им что-то про классическую музыку.

- Ты никогда не хотела играть что-то кроме классики?

- С детства люблю джаз, хотя никогда ему не училась, но дома всегда были пластинки, а сейчас постоянно звучит «Jazz radio». Однако школы настолько разные, что если начинать, то с нуля. Это безумно интересно, вот только совсем нет времени. А вообще получила массу удовольствия от фестиваля «Jazz May», тем более что там были удивительные переплетения жанров и стилей, в том числе с классикой… Это подтолкнуло к тому, чтобы попробовать что-то сделать если не в его рамках, то в преддверии… Уже есть идея музыкального спектакля на джазовую тему. Но пока готовимся к концерту 15 июня.

- Рояль, флейта, скрипка и…?

- И немножко театральности в полутьме большого зала филармонии.

- Волнуешься?

- Чуть-чуть.

Автор текста: Дмитрий ИНЮШКИН

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен