18 ноября 2019 Быль веков
1458

«Людей неинтересных в мире нет. Их судьбы - как истории планет...» Семья Лисовых

В 1991 году в одной из районных газет Пензенской области была напечатана статья Владимира Лисова «Москве нужен музей». Очень интеллигентно и корректно Владимир Евлампиевич писал о необходимости организации «музея В.Г. Белинского... хотя бы в некоторой части этого дома /г. Москва, ул. Щукина д. №6/».

«Уверен, 180-летие нашего великого земляка В.Г. Белинского, как и другие памятные даты, трогательно и светло были отмечены в родном нашем городе, где уже более пятидесяти лет действует прекрасный, но, к сожалению, пока единственный в стране музей.

Странно и удивительно: в Москве до сих пор нет... музея В.Г. Белинского. А ведь здесь он прожил с некоторыми перерывами десять лет (1829-1839 гг.), здесь написал литературно-критические статьи, открывшие новую эпоху в истории русской критики». Кто же такие Лисовы? Как связаны с Чембарским краем? Чем интересны? Они из тех, о ком можно сказать: «Их судьбы - как истории планет...»

В самом начале XX века в Чембаре появилась семья Лисовых. Глава семьи Евлампий Лисов до революции служил на разных канцелярских должностях и лишь потом, выучившись на юриста, начал подниматься по служебной лестнице. В голодном 1920 году у Лисовых умер один из четырех сыновей – семнадцатилетний Серафим, любимец матери, Веры Гавриловны. После его смерти она обрекла себя на вечный пост. Этот обет она соблюдала неукоснительно 40 лет, вплоть до своей смерти.

Удивительно сложилась судьба Николая Лисова. В начале XX века он закончил трехклассное Чембарское городское училище, потом Пензенское земельное училище. Его направили учителем в с. Мача Чембарского уезда. Одновременно служил регентом церковного хора. Накануне революции был призван в царскую армию. Имея хорошее здоровье, соответствующий рост и осанку, попал в гвардейский полк, который направлялся в Югославию. После революции Николай Лисов оказался во Франции, где оставался до последних дней своей жизни. Жил в Париже, прекрасно знал французский. Страстный поклонник музыкального искусства, он часто бывал в театрах, где слушал Собинова, Шаляпина и других знаменитых русских оперных певцов. Связь с родиной он не терял, но побывать в Чембаре ему удалось только в период «оттепели». Николай Евлампиевич стал хлопотать об окончательном въезде в СССР, но, имея уже на руках необходимые документы, умер. Похоронен в Париже.

Младший сын Лисовых, Владимир, родился в 1908 году. Обучался в Чембарской мужской гимназии. В. Лисов вспоминал: «В начале 30-х годов я окончил Московский плановый институт имени Кржижановского, окончил с отличием, что говорит больше об усердии, чем об особом таланте. Был на рядовой работе в Калмыцкой автономной республике, в местном управлении народнохозяйственного учета, затем отозвали в Москву, работал в том же плановом институте, после чего был научным сотрудником Института экономики Академии наук; потом — война, медицина меня отлучила от действующей армии, воевал в ополчении. По возвращении из ополчения работал в Госплане СССР, потом в Высшей партийной школе при ЦК КПСС… Сейчас на пенсии, был до последнего времени ученым секретарем университета управления и организации народного хозяйства при Октябрьском райкоме КПСС. Имею награды… Обыкновенная жизнь» (из книги В.Богата «Ничто человеческое...») Владимир Евлампиевич был страстно влюблен в гимназистку Лилю Мачинскую. Она выступала во всех постановках чембарской театральной труппы; играла, как правило, первые роли. Благодаря привлекательной внешности и актерскому таланту, пользовалась большой популярностью у зрителей. Из письма В.Е. Лисова: «Труппа действовала до 1922 года, она частенько выезжала в села, Лилю уговаривали поехать в Петроград, чтобы поступить в студию при Мариинском театре, находили у нее талант актрисы, балерины, но родители не отпустили ее. Эти спектакли так много значили для учащихся, да и для взрослых, для нашего маленького городка в те тяжелые годы! И особенно выделялась в них Лиля, она в своих чудесных, невиданных нами костюмах (мексиканки, испанки и др.) была похожа на необычайно красивую бабочку, а ведь костюмы она сама мастерила из различных кусочков ткани, из старой ветхой одежды...»

Владимир Лисов любил Лилию издалека, считая, что для личного знакомства ему мешает возраст: он был на два года моложе Лилии. Окончив 6 класс, он экстерном сдал экзамены за 7 класс и поступил в 8. Но к этому времени его любовь уже окончила школу и уехала в Пензу. Чтобы быть рядом с ней, Николай Лисов поступил в Пензенский землеустроительный техникум. В Пензе состоялось их знакомство, но отношения не развивались, т.к. Володя был очень застенчив, близорук, к тому же заикался. Из-за своей робости он никогда не оставался с ней наедине, а шел рядом, молча слушая бесконечную болтовню возлюбленной с подругами. Вскоре Лилия вышла замуж и уехала из Пензы.

Вновь они встретились много лет спустя, в 1973 году. К тому времени у Лилии Николаевны умер муж, а у Владимира Евлампиевича – жена. Любовь вспыхнула с новой силой. Из письма Лилии Николаевны племяннице А. А. Тальковского: «Это оказался высокий человек (Владимир Евлампиевич) с интеллигентным лицом, очень симпатичный, даже обаятельный, воспитанный, интеллигентный и так расположенный ко мне, что я даже растерялась вначале. И вот теперь, когда он говорит, что если я не соглашусь стать его женой, то для него жизнь кончена, и говорит это со слезами на глазах, то (хотя я уже и слышала в далекой юности нечто подобное от человека, с которым жизнь не сложилась) я сама сейчас чуть не плачу. Я была у него в Москве с «ответным визитом», сейчас мы опять в Пензе, он меня не покидает и слушать не хочет ни о каких препятствиях, словом, медленно, но верно «завоевывает». Вот такая романтическая история послана мне судьбой на склоне лет». Они поженились. Брак оказался счастливым. Они много путешествовали, ходили в театры, музеи, принимали гостей, читали, вспоминали детство и юность. Но вместе они прожили всего 4 года: в 1977 году Лилия Николаевна умерла от рака. В последнем послании из больницы она писала: «Доброе утро, мой родной!.. Жаль мне тебя, мой мальчик Володя Лисов. Если бы я только могла знать, что меня ждет, разве я согласилась бы на встречу с тобой. Прости меня, дорогой, за эти слова... А сейчас запомни: я всегда с тобой, и не чувствуй себя одиноко там, в нашей квартире. Я непременно туда вернусь и не раз помашу тебе из окна. Володечка, милый, не грусти! Попробуй перенести это тяжкое испытание с надеждой. Тебе бы сейчас отдохнуть где-нибудь на природе. Будь здоров, мой родной. Мне так тяжко видеть твои слезы».

Автор текста: Любовь Руднева