28 марта 2024 Мнения
1351

Проблема кадров: где в Пензе взять хороших учителей физики и математики

Для абитуриентов важны финансовая составляющая и престиж будущей специальности.


Фото: ПензаСМИ.

В России примерно у 40% школ есть вакансии педагогов. Такие данные приводят эксперты общественного движения «Народный фронт». При этом почти 44% опрошенных директоров учреждений образования говорят о том, что им нужны учителя математики, 22% заявляют о нехватке учителей физики. Эксперты пришли к мнению, что в ближайшем будущем замещать уходящих на пенсию специалистов будет некем.

По данным Пензастата, в школах региона трудятся 8,6 тыс. учителей. 89,5% – это женщины, основная доля которых находится в возрасте от 35 до 54 лет. Количество специалистов моложе 35 лет относительно невелико и составляет 20,4% от общего числа педагогов.

О том, почему одиннадцатиклассники не спешат получать профессию учителя физики и математики, как разглядеть в школьнике потенциального педагога, журналисты РИА «ПензаСМИ» поговорили с доцентом кафедры «Общая физика и методика обучения физике» Пензенского государственного университета, учителем физики школы села Бессоновка Алексеем Александровичем Киндаевым.

ДОХОД И СТАТУС

– Алексей Александрович, интересная ситуация. С одной стороны, в школах не хватает сильных учителей физики и математики. С другой – из-за слабой подготовки по этим предметам одиннадцатиклассники не спешат в педагогические вузы, а значит, в школы снова не придут сильные учителя. Замкнутый круг.

– В этой проблеме много составляющих. Первая и, пожалуй, определяющая – выпускников школ от профессии педагога отпугивает пресловутая проблема заработной платы. Доход учителей в последние годы увеличивается, но чаще всего это происходит из-за растущей нагрузки. Школьники видят, что педагоги и день и ночь пропадают на работе. Перед поступлением старшеклассники вместе с родителями начинают просчитывать варианты, сравнивать зарплаты и, в конечном счете, выбирают специальности с меньшей нагрузкой при большей финансовой выгоде.

Другая проблема – статусность профессии учителя. И в частности, учителя физики… Я не застал, но было время, когда практически каждый человек в нашей стране бредил физикой. Буквально за несколько десятилетий мы потеряли былой интерес.

Еще одна проблема – объективная сложность физики и математики. К сожалению, материальное оснащение большинства школьных кабинетов физики не позволяет преподавать предмет на должном уровне. Хотя следует отметить, что в новых школах укомплектованность отличная. Там есть всё для того, чтобы проводить интересные уроки, выполнять лабораторные работы, показывать эксперименты. А, как мне кажется, любовь к физике зарождается именно с показа живого эксперимента, с возможности собрать электрическую цепь, провести опыты по тепловым явлениям или оптике и т. д.

ТАК УЖЕ НЕ УЧАТ?

– А как вы оказались в педагогическом вузе?

– Я из учительской семьи и с начальной школы знал, что буду педагогом. Оставалось только выбрать специализацию. Мне нравились все дисциплины естественнонаучного направления. Но физика и математика казались предметами, которые, на мой взгляд, должны преподавать мужчины. На третьем курсе я уже начал работать в родной Бессоновской школе. Пять лет вел математику. Затем была кандидатская и работа на кафедре пединститута. Но школа все равно тянула. И вот уже третий год я снова преподаю в родной Бессоновской школе. Только теперь физику.

– Бытует мнение, что нынешняя школьная программа по физике и математике гораздо сложнее, чем та, что была в советские годы. Правда ли это?

– Я бы так не сказал. Современные учебники по физике устроены по образцу и подобию классического советского учебника. Есть некоторые изменения, но они несуществены. Но вот если говорить про предметные олимпиады, то да – их уровень вырос, стал заметно сложнее. А повышают его представители профильных московских вузов, ориентируясь на детей из сильных физико-математических школ. То, что еще несколько лет назад давалось на заключительном этапе всероссийской олимпиады школьников, сейчас можно встретить на региональном и даже муниципальном.

ПРОФОРИЕНТАЦИЯ В ДЕЛЕ

– Когда, на ваш взгляд, школьник должен определиться с предметами и начать готовиться к ЕГЭ?

– В идеальном случае – с 7 класса. Но такого почти не бывает. Поэтому, выбирая предметы для сдачи ОГЭ в 9 классе, школьникам следует понимать, что это первый шаг к подготовке к ЕГЭ. Здесь должны активно подключаться и школа, и родители. Причем не только направлять на изучение конкретного предмета, но и ориентировать на получение педагогической профессии. Уже в школе видно ребят, которые могут повести за собой, способны коммуницировать с классом. Таким интересны дни самоуправления, участие в конференциях и конкурсах. Это и есть будущие педагоги. Представьте, что в каждой школе Пензенской области заметили бы трех-четырех таких ребят и начали бы целенаправленно готовить к педагогической деятельности. Все они, конечно, не выберут для себя эту профессию, но часть – вполне вероятно. Как мне кажется, это один из механизмов решения проблем с набором в педагогические вузы.

Безусловно, огромную роль играют и будут играть программы финансовой поддержки молодых педагогов, особенно в сельской местности. И об этом важно рассказывать абитуриентам и студентам. Еще раз повторюсь, материальная заинтересованность у современного поколения – на первом плане. Энтузиастов сейчас, к сожалению, немного.

– В некоторых школах области созданы классы с педагогическим профилем. По вашим наблюдениям, есть от них толк?

– Пока об этом судить рано. Но то, что я наблюдаю сейчас, говорит о правильности этого шага в профориентации. Ребята из таких классов довольно часто приходят к нам, в педагогический институт, на экскурсии, на встречи с будущими наставниками, бывают в научных лабораториях. Вижу их искреннюю заинтересованность, несколько из них всерьез задумываются выбрать для поступления физику и математику.

РЕПЕТИТОР – НЕ ПАНАЦЕЯ

– Как быстро будущие учителя физики и математики заполняют бюджетные места в пензенском пединституте?

– У математиков проблем с набором, как правило, нет, хотя у них и бюджетных мест больше, и проходной балл выше. У физиков – всё сложнее… Не все ребята, влюбленные в предмет, готовы идти в школу. Наши студенты – в основном, девушки. Присутствие юношей – скорее, исключение из правил. Но уж если они поступают, то это максимально осознанный выбор.

– А как лично вы относитесь к ЕГЭ?

– С одной стороны, ЕГЭ имеет неоспоримые плюсы. С другой – эта система поступления имеет и огромные минусы. Не всегда экзамен предполагает проверку глубины знаний. Кроме того, часто абитуриенты вынуждены играть в лотерею, подсчитывая свои шансы пройти на бюджет в то или иное учебное заведение. И начинается перекладывание документов: например, на учителя начальных классов не хватило баллов, значит, «перекинем» заявление на учителя математики или физики. При такой «системе» поступления вывести студентов на действительно высокий качественный уровень при овладении профессией учителя физики очень сложно.

– Но при этом репетиторы по физике и математике востребованы.

– Да, и здесь вот о чем важно говорить. Если школьный учитель качественно ведет уроки, а ученик с 7 класса добросовестно занимается, то этого хватит, чтобы сдать ЕГЭ. Средний балл госэкзамена по физике в России – около 55. Чтобы поступить в ПГУ, этого вполне достаточно. Для ребят, которые хотят выйти на так называемый «гроссмейстерский» уровень и получить 80+, одной школы недостаточно – так устроен ЕГЭ. В репетиторстве есть и другая сторона. Родители чуть ли не с начальной школы прибегают к подобного рода услугам. Мамам и папам проще заплатить деньги и не переживать об успеваемости ребенка. Но, когда роль репетитора заключается только в механическом выполнении домашнего задания с детьми, это всего лишь борьба за школьную отметку. Толка в такой работе нет. С моей точки зрения, репетитор должен служить неким направляющим элементом, быть наставником, который показывает, как можно быстрее и эффективнее достичь необходимого результата.