21 февраля 2024 Мнения
3960

Андрей Соколов: «В кинематографе мы увлеклись картинкой, из-за этого страдает содержание»

Народный артист РФ рассказал РИА «ПензаСМИ» о любимых ролях и отношении к современному кинематографу.


Фото: исполком ОНФ в Пензенской области, РИА ПензаСМИ.

Среди известных деятелей российской культуры есть те, которых с полным правом можно назвать друзьями Пензенского региона. Они регулярно приезжают сюда работать и отдыхать. Один из них – актёр и режиссер театра и кино, общественный деятель, народный артист РФ Андрей Соколов. Корреспондент РИА «ПензаСМИ» пообщался с ним во время его очередного визита в город на Суре.

– Андрей Алексеевич, фильм «Маленькая Вера» когда-то наделал много шума, его герои воспринимались как символы своего времени. Однако отношение зрителей к нему нельзя назвать однозначным. Какие впечатления остались лично у вас от этой работы?

– Проблема отцов и детей существовала всегда, она и показана в этой кинокартине. И сейчас она актуальна, если судить по сериалу про казанских пацанов. Всегда молодежи кажется, что родители отстали от жизни, чего-то не понимают. А спустя годы на все смотришь иначе. Это происходит с моим поколением, так будет и со следующим. Хочется добавить, что фильм «Маленькая Вера» оказался стартовой площадкой для многих талантливых людей: Андрея Фомина, Натальи Негоды, Александра Миронова. Он принес славу и режиссеру картины – Василию Пичулу, который снял после этого еще несколько картин, но они не получили такой известности. В связи с этим фильмом хочу вспомнить поговорку: «Дорогу осилит идущий!» Важно идти, а время само расставит все по местам.

– У вас богатая фильмография, внушительный список театральных ролей. Какие из них вам наиболее дороги?

– В этом смысле я избалован. Вспоминается самая первая картина – детская сказка «Она с метлой, он в черной шляпе». Можно долго перечислять: это и «Маленькая Вера», и «Бездна, круг седьмой» – фильм, ставший этапным в моей творческой биографии.

Посчастливилось поработать с режиссером Владимиром Мотылем, в его кинокартине «Несут меня кони». Также отмечу киноленты: «Палач», «Странные мужчины Семеновой Екатерины». Оставили след и картины Зиновия Ройзмана: «Смерш», «Последний бронепоезд». О последнем хочется сказать отдельно – мало таких жестких и честных работ. Из того же ряда –сериал «Охота на асфальте», который всего раз показали на известном федеральном канале, поскольку сочли слишком жестким.

Из последних лент назову фильм «Аманат» Рауфа Кубаева. Кстати, за эту картину мне присвоили звание заслуженного артиста Дагестана.

Любая картина – часть моей жизни. Поверьте, всегда есть желание сделать что-то выдающееся. Всегда надеешься, что твоя картина будет, как говорила Раневская, «плевком в вечность».

Театральных проектов тоже было много примечательных. Мне дороги и первые режиссерские опыты – спектакль «Койка» драматурга Андрея Яхонтова. Знаменательно, что свой первый спектакль я по его сценарию поставил, а сейчас в Ленкоме идет спектакль «ЛюБоль» того же драматурга. Запомнилась и роль МакМерфи из спектакля «Пролетая над гнездом кукушки. (Затмение)».

• В подвале дома Бахметевых-Оболенских в Никольске снимались эпизоды фильма «Храм».

– Хочется поговорить о фильме «Храм», который снимался в Пензенской области. Насколько вам были понятны мотивы поведения главного героя, его судьба?

– Признаюсь, для меня самого эта картина – некий ребус. Похожим образом чувствовал себя, когда играл в спектакле «За закрытыми дверями» по пьесе Жан-Поля Сартра. Лишь на пятый год существования этого проекта мне до конца открылась задумка режиссера. Когда шла работа над «Храмом», я полностью доверял режиссеру Рауфу Кубаеву, воплощал его идею.

Может, я был даже внутренне не согласен с какими-то вещами, которые происходят в кадре. Естественно, психология Андрея Соколова отличается от образа мыслей моего героя. Признаюсь, что у меня как у зрителя возникают вопросы, когда я смотрю данный фильм. Для меня эта картина сложна.

Добавлю, что с Рауфом Кубаевым мы знакомы очень давно, плодотворно работаем. Начинали с телесериала «Красная площадь», потом был фильм «Аманат». Кстати, я выступил и продюсером фильма «Храм». Когда прочитал сценарий, понял, что лучшего место, чем Пензенская область, для съемок не найти.

– Фильм «Память осени» вы тоже снимали в Пензенском крае. Поделитесь, как вам работалось с Инной Чуриковой?

– С Инной Чуриковой мы были знакомы очень давно – вместе служили в театре. Инна Михайловна была непростым человеком, но все талантливые люди сложные. Начать хотя бы с того, что в первый съемочный день она заявила: «Мне ничего не нравится, я уезжаю». А потом вдруг загорелась этой картиной и уже приезжала сюда сниматься бесплатно, когда были небольшие досъемки. После спектакля в ночь приезжала, работала.

Инна Чурикова была удивительным человеком. Она из тех, про кого говорят: «Большое видится на расстоянии». Когда такой человек рядом, кажется, что так и должно быть. А когда начинаешь вспоминать, анализировать, понимаешь – стоило продлить те минуты, когда она была рядом.

– Есть ли у вас желание снова выступить в качестве режиссера?

– Да, такие планы существуют. Раскрывать подробности не хочу. Скажу только, что есть планы снять два фильма и реализовать один театральный проект. Для кино первый сценарий уже полностью готов, второй – в работе.

– Хочется спросить вас о военном кино. О Великой Отечественной войне в последние годы снимали много, но среди них мало достойных внимания. В чем причина, по-вашему?

– Тоже об этом думал. Размышлял, чем отличались советские фильмы на военную тему и современные. Причин такой ситуации несколько. Могу ошибаться, но мы, видимо, пошли на поводу у голливудской истории – увлеклись картинкой, а содержание из-за этого стало пропадать. Возьмем фильм «Холодное лето пятьдесят третьего». Там нет батальных сцен, но смотришь и не можешь оторваться. В этом, мне кажется, главная причина. Надо быть самими собой и не стремиться повторяться.

И еще немаловажно – произошла смена поколений. Например, режиссер «Последнего бронепоезда» Зиновий Ройзман помнил военное время, знал о тех событиях не понаслышке: прошел через эвакуацию, потерял друзей. Поэтому картина получилась зрелищной и интересной.

А сейчас, к сожалению, сложилась ситуация, когда финансовые вопросы в кино зачастую превалируют. Когда продюсер вкладывает деньги в съемку, то надеется вернуть затраченные средства. Это нормальное желание. Вот почему необходима государственная поддержка кинематографа – то, что раньше называлось госзаказом.

Проблема касается и детского кино. Радует, что шаги в данном направлении сделаны – кино для детей полностью финансируется государством. Отмечу, что события, которые происходят с февраля 2022 года, стали своеобразной лакмусовой бумажкой. Будем надеяться, что происходящее сметет пену с киноиндустрии и культуры в целом и будут сниматься фильмы, которые можно называть искусством.

– Андрей Алексеевич, поделитесь, пожалуйста, кого бы вам хотелось сыграть?

– Есть много интересных произведений. Например, «Король Лир» Шекспира. Можно называть образы, героев, но главное – должна быть личностная история. Есть мечта, чтобы после спектакля или кинокартины имя героя стало нарицательным. К примеру, Джек Николсон сыграл в фильме «Почтальон всегда звонит дважды», после киноленты данная профессия стала ассоциироваться с этим актером.

• Знакомство с Пензенским краем для Андрея Соколова началось с музея-заповедника «Тарханы».

– Вы как-то сказали, что Пензенская область для вас, как малая родина. Чем вас привлекает Сурский край?

– Впервые попал сюда много лет назад по приглашению директора музея-заповедника «Тарханы» Тамары Мельниковой – приехал на Лермонтовский праздник. Меня поразила атмосфера мероприятия: было удивительно видеть тысячи людей, которые приехали сами, по своему желанию посидеть на природе послушать стихи. Это укрепило веру в будущее страны.

Там выступала плеяда уникальных людей. Были живы Андрей Дементьев, Иосиф Кобзон. Единодушие зрителей и выступающих меня подкупило. Я получил творческий заряд на несколько лет. Потом приезжал в Пензу с концертами, спектаклями. Здесь живут близкие мне люди, дружим семьями. Тот дух, который витает в Пензенской области, для меня по-своему уникален.

Очень люблю Москву, Питер, но здесь особая атмосфера, неспешный ритм. Здесь люди другие. Всегда получаю в Пензе положительные впечатления. Кроме того, приезжаю поддержать здоровье. Еще Пушкин советовал лечиться у земских докторов, и он был прав! Дочка здесь научилась плавать. Было много других приятных мелочей. Этот союз дружбы, деловых контактов и делает Пензу краем, который дорог моему сердцу.