6 февраля 2024 Мнения
1228

Экономист Наталья Мишина: «Российские предприятия вовремя переориентировались на Восток»

Эксперт считает, что сотрудничество с азиатскими партнерами стратегически выгодно.


Фото: ПензаСМИ.

В феврале исполняется два года с момента введения санкций со стороны стран Запада в отношении России. По оценкам экспертов, общее число установленных ограничений превышает 14 тысяч. Как рестрикции повлияли на изменение экономики страны и, в частности, Пензенской области, РИА «ПензаСМИ» рассказала доцент кафедры «Социология, экономическая теория и международные процессы» Пензенского госуниверситета Наталья Мишина.

– Наталья Алексеевна, Расчет был на экономическую изоляцию страны и падение ее экономики. Можете дать оценку – почему западные страны получили обратный эффект?

– Есть классическое определение санкций, которое гласит, что их эффективность определяется политическим результатом, то есть влиянием на политический курс страны. Мы видим, что никаких политических результатов санкции не принесли. Напротив, Россия еще более настойчиво проводит свою внешнюю политику.

Если рассматривать экономический ущерб, то можно констатировать, что санкции негативно повлияли на торговлю с нашими традиционными партнёрами в Европе. Например, российский газ в структуре потребления стран Евросоюза в прежние годы составлял более 30%. По прогнозам экспертов, в 2024 году он снизится до 8%. То есть, конечно, убыток очевиден. Но вместе с тем можно подчеркнуть, что Россия смогла выстроить новые логистические и производственные цепочки, адаптироваться к санкциям.

Нужно сказать, что и сами западные страны понесли ущерб от введенных санкций. Дешевые энергоресурсы из России теперь ограничены. Это оказывает влияние на деиндустриализацию Европы – компании выводят свои производства в государства с более дешевыми ресурсами. В частности, в конце 2023 года стало известно, что немецкие концерны BASF и Volkswagen закрывают свои предприятия в Европе и переносят заводы в другие страны.

– Как Россия в связи с большим количество рестрикций перестроила свою экономику?

– Да, конечно, санкционные ограничения повлияли на структурную перестройку экономики: растут показатели перерабатывающей промышленности и доля несырьевого экспорта.

Нужно сказать, что с уходом крупных зарубежных игроков активное развитие получили отрасли, где местные производители с трудом конкурировали с иностранными. Так, например, мебельное производство, которое за последний год выросло на 34%, строительство – на 7%,производство одежды – на9%.

– Действительно ли кризис в России был неглубоким и позволил избавиться от неэффективных компаний, банков?

– Международный валютный фонд, Всемирный банк предвещали нам глубокий кризис. К счастью, этого не произошло. В прошлом году экономика России демонстрировала рост. Причем показатель был выше прогнозного. Он составил 2,7%.

Фактором роста экономики послужили рост государственных расходов, инвестиций и частного потребления. Стимулирующее воздействие на промышленность оказало увеличение производства в оборонно-промышленном комплексе.

– Какие рынки сейчас перспективны для России?

– В первую очередь, мы ориентируемся на рынок азиатских стран. Основными нашими торговыми партнерами сегодня являются Китай и страны БРИКС [союз девяти государств: Бразилии, России, Индии, КНР, Южной Африки, ОАЭ, Ирана, Египта и Эфиопии]. Ну и, конечно же, страны Ближнего зарубежья –традиционные покупатели нашей продукции.

Российские энергетические компании работают в Африке, ведут геологоразведочные работы и участвуют в добыче энергетических ресурсов. Но сегодня есть логистические трудности по выстраиванию полномасштабной торговли с государствами этого континента. Однако работа по освоению рынка все равно ведется, ведь за него сейчас сильная конкуренция со стороны Китая, США, Европы.

– Очевидно для всех, что идет деглобализация. США, Япония, Европа теряют свое влияние. По вашему мнению, как будет смещаться расположение экономических центров?

– Да, западный мир, который долгое время возглавлял мировую экономическую систему, сегодня в некотором смысле утрачивает свое влияние. В качестве примера можно сказать, что в 2000 году мировой валовый продукт на 80% состоял из производства стран с развитой рыночной экономикой. Сегодня они занимают лишь 57%, то есть за 20 лет произошло серьезное снижение показателя.

Это связано с низкими темпами роста экономики развитых стран, в первую очередь Западной Европы, а также с быстрыми темпами роста экономики азиатских государств. Причем две страны Азии сегодня входят в пятерку мировых лидеров по объемам внутреннего валового продукта – это Китай, Индия.

Кроме этих, в Азии выделяются другие перспективные государства, и к ним я бы отнесла Индонезию, Таиланд, Вьетнам, Южную Корею и Сингапур.

Я думаю, что Азия в ближайшем будущем будет доминировать в мировой экономике и задавать общие тренды.

– Какова роль России в этой новой структуре?

– Мне кажется, что очень вовремя в нашей стране произошел разворот на Восток. То есть российские предприятия переориентировались на своих партнеров в Азии. Сегодня очень много серьезных контрактов, проектов связывают нашу страну с азиатскими лидерами. И, на мой взгляд, именно это позволит нам в будущем занять достойное место в новой мировой системе.

– Как оцениваете развитие промышленности в Пензенской области?

– Исторически Пензенская область имеет промышленную специализацию в производстве широкого спектра оборудования для энергетики, транспорта, нефтегазовой промышленности, машиностроения. В настоящее время в регионе наблюдается активное развитие приборостроения и машиностроения, пищевой и целлюлозно-бумажной промышленности.

По данным областной Торгово-промышленной палаты, в структуре промышленного производства наибольший удельный вес составляют:

– производство пищевых продуктов – 38,1%;

– производство компьютеров, электронных и оптических изделий–13,9%;

– производство машин и оборудования 8,7%;

– производство бумаги и бумажных изделий – 6%;

– производство готовых металлических изделий – 6%;

– производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования – 4,1%;

– производство прочих неметаллических минеральных продуктов– 4,7%.

– И под изменение экономики, конечно, нужны соответствующие кадры?

– Да, конечно. 2023 год уже побил рекорды, связанные с дефицитом кадров, а уровень безработицы упал до 2,9%. Рынок труда перегрет – так говорят многие эксперты. И связано это с нехваткой специалистов высокого уровня в промышленности.

Особенность рынка труда заключается в том, что его сложно быстро адаптировать к текущей ситуации, потому что кадры физически ограничены. То есть мы не можем здесь и сейчас их быстро воспроизвести.

На рынке труда происходит достаточно серьезная конкуренция уже не среди работников, а среди работодателей. Они конкурируют за специалистов, предлагают высокие заработные платы, социальный пакет и другие условия. И, в общем-то, это положительно, с одной стороны, для работников, но с другой стороны, мы можем говорить о том, что это тоже создает определенные вызовы для экономики.

Серьезные задачи в ближайшее время предстоит решать системе профессионального образования, подготовки инженерных кадров. Трансформация экономики России вызовет потребность и в квалифицированных специалистах международного профиля.

– Почему так важно соблюдение продовольственной безопасности, в том числе в рамках региона?

– В условиях санкционного давления особое внимание должно уделяться развитию критически важных областей. Вот как раз производство продуктов питания и вопросы обеспечения продовольственной безопасности такими являются. И сегодня продовольственная безопасность даже становится фактором политического влияния, ведь от нее зависит безопасность населения, значит, страна становится независимой и может самостоятельно проводить ту или иную политику.

В России обеспечен достойный уровень продовольственной безопасности. Дело в том, что с первых санкций, которые ввели в 2014 году, правительство стало реализовывать программы импортозамещения. Они были результативными. За 10 лет сельское хозяйство показало высокие результаты.