26 января 2024 Мнения
2128

Максим Митрохин: «Одно из перспективных направлений IT – встраиваемые системы»

Заведующий кафедрой Пензенского госуниверситета рассказал о востребованных специальностях в сфере информационных технологий.


Фото: penzasmi.ru.

Какие IT-специалисты нужны компаниям, можно ли стать программистом, занимаясь самообразованием, и заменит ли искусственный интеллект работников – об этом в интервью РИА «ПензаСМИ» рассказал заведующий кафедрой «Вычислительная техника» Пензенского госуниверситета Максим Митрохин.

– Как изменилось развитие отрасли в связи с введением в отношении нашей страны западных санкций? Отмечается большой спрос на программистов?

– Спрос на программистов был и до этой ситуации, отрасль IT развивалась очень быстрыми темпами. А после введения санкций задач перед IT-компаниями, промышленными предприятиями, финансовым сектором стало еще больше.

Нужно отметить, что в Пензе с учетом ее исторического развития всегда были хорошие IT-специалисты. Дело в том, что в Советском Союзе наш регион был одним из центров по созданию вычислительной техники. Соответственно, были кадры, учебные заведения, научные разработки, которые сохранились до сих пор. Пенза привлекательна для компаний, работающих в сфере информационных технологий. Не каждый город, сопоставимый по числу населения с нашим, может похвастаться таким числом IT-компаний.

Когда начали вводить санкции, которые коснулись и оборудования, и программного обеспечения, появилась большая потребность в создании собственных наработок и продуктов. Наши преподаватели и студенты участвуют с партнерами в совместных проектах, которые, например, касаются разработки аналогов Microsoft Office, отечественных мессенджеров, программ для анализа данных.

Есть задачи по разработке диагностических систем, программного обеспечения для оборудования, которое используется в промышленности, сельском хозяйстве.

– Какие направления программирования считаете перспективными?

– Есть, скажем так, хайповое направление – большие данные, искусственный интеллект. Некоторое время назад генеративные модели, такие как ChatGPT, Midjourney, DALL-E наделали достаточно много шума. Они вызывают большой интерес как в небольших частных компаниях, так и на крупных промышленных предприятиях. Потому что люди стали понимать, что какие-то задачи можно решать не человеческими ресурсами, а силами алгоритмов, искусственного интеллекта.

Спектр его применения достаточно широкий. Соответственно, чем больше будут внедряться такие технологии в практику, тем больше людей будет требоваться для их адаптации под нужды конкретной организации и последующего обслуживания.

Искусственный интеллект в связи со своей популярностью вызывает интерес и у школьников, которые выбирают для обучения в вузе соответствующие направления. Вместо того, чтобы, условно, разрабатывать сайты, они хотят работать с нейросетями.

А не хайповое, но тоже очень перспективное направление – встраиваемые системы. То есть это работа не только с персональным компьютером, с серверами, а именно с различным специализированным вычислительным оборудованием, микроконтроллерами. Это, в принципе, все, что ездит, летает, управляет конвейерами, машинами и механизмами.

Это довольно непопулярное, к сожалению, направление у студентов, но такие специалисты очень востребованы у работодателей. Сложность в том, что, когда работаешь с «железом», знания нужны не только в программировании, но еще и в схемотехнике, электронике, физике. То есть требования к таким сотрудникам высокие.

Но возможны целевые направления от предприятий, молодые люди поступают по ним в вуз по отдельному конкурсу. Целевые направления есть не только от пензенских компаний, но и от организаций из других регионов. Например, у нас обучаются студенты по целевым направлениям от подмосковных, сибирских компаний.

– Если оценить технологически, Россия сильно отстала от своих зарубежных конкурентов?

– Все зависит от направлений. В направлении именно «софтового» IT Россия нисколько не уступает. В искусственном интеллекте, в котором все стараются соревноваться, некоторые наши компании, Сбер, Яндекс, работают на достойном уровне. А вот в направлении массовой электроники отстаем.

У нас в стране, например, были разработаны процессоры «Эльбрус», «Байкал», но фактически производились они на Тайване. Я не знаю, как сейчас обстоят дела с их выпуском.

Поэтому перед нашими учеными, инженерами стоит задача – развивать это направление. Там есть над чем работать.

– Есть ли кадровый голод в IT-компаниях?

– Есть. Но два года назад он был по всем позициям, в организации готовы были брать даже людей без опыта, обучать их. Сейчас таких вакансий очень мало. В основном, работодатели ждут людей с профессиональным стажем в три-пять-десять лет. Опытные сотрудники очень востребованы.

Почему так произошло? Изначально IT-специалистов готовили техникумы и вузы. С появлением большого вакуума, когда потребности компаний в кадрах резко возросли, появились различные фирмы, которые стали предлагать курсы подготовки по IT-специальностям. И люди, пройдя такие курсы, получив минимальные знания, стали выходить на рынок труда и заполнять образовавшийся вакуум.

В какой-то момент их стало достаточно много, но отсутствие базовых знаний так или иначе ограничивает их профессиональный рост. И многие из этих людей так и остались на начальных позициях.

– Как вы относитесь к таким курсам? Могут ли на них подготовить хорошего специалиста?

– Курсы курсам рознь. Я считаю, что специалисты, имеющие техническое образование, могут довольно легко перейти в IT-сферу и без курсов. Это ни для кого не секрет, таких историй масса. То есть базовой технической подготовки хватает, чтобы в свободном режиме самостоятельно изучать материал, потом в рамках стажировки получать дополнительные знания и навыки, становясь полноценным специалистом.

Тут стоит отметить, что есть успешные истории, когда люди и без технического образования самостоятельно становятся ITшниками. Однако их меньше.

Есть сегмент онлайн-образования, когда человеку за деньги дают материал и тесты. На той стороне нет специалиста, который бы проконтролировал качество обучения, поделился своим опытом, подсказал направление развития. Ценность таких курсов, на мой взгляд, не очень высока.

Если человек слабо ориентируется в IT-отрасли, то ему нужен наставник, живой человек, который пусть и удаленно, но сможет оценить, направить. Поэтому я бы обращал внимание на курсы с обратной связью, которые предлагают крупные платформы по онлайн-обучению.

После таких курсов, конечно, «топового» специалиста компания не получит, но закрыть начальные кадровые позиции такой работник сможет.

Ну и самые полезные – это курсы, организуемые самими IT-компаниями. Обычно такое обучение проходит очно, наставниками являются сотрудники организации. Можно быть уверенным, что полученные в результате обучения знания и навыки будут максимально востребованы.

– Заменит ли в будущем искусственный интеллект программистов, ведь нейросеть научилась писать коды?

– Такие обсуждения есть в среде ITшников. Отчасти это, конечно же, правда, то есть какие-то простые программы или решения, которые имеют массовый спрос, смогут генерировать алгоритмы. Но не нужно забывать, что сам искусственный интеллект пишут программисты. Соответственно, останутся люди, которые будут развивать алгоритмы искусственного интеллекта, останутся программисты, внедряющие разработанные алгоритмы в практику, специалисты, обслуживающие системы.

Конечно, отрасль будет меняться. Потребуется время для принятия этих изменений. Но полностью, конечно, замены человеческих ресурсов в IT нейросетями не будет. То же самое касается и производства: ключевую роль в нем играют люди.

Читайте также: Александр Антонов: «В России сейчас – бум производства программного обеспечения»

Больше новостей – в Telegram-канале «ПензаСМИ» (18+)