13 июня 2018 Мнения
1470

Ирина Жарова: «Зрители требовали перевод, а я краснела»

Гештальт-психолог из Пензы рассказывает об уникальном опыте, полученном в конце 80-х годов.


Фото: из личного архива Ирины Жаровой.

Период отечественной истории, условно именуемый «перестройкой», памятен многим благодаря неповторимому ощущению внезапно нахлынувшей свободы, когда стали доступными ранее недоступные вещи - сегодня, к слову, уже представляющиеся вполне заурядными. К числу наиболее ярких примеров относится принципиально иной выбор кино. Ирина Жарова вспоминает, как в конце 80-х ей волею судьбы довелось стать методистом пензенского кинотеатра «Октябрь», и эта работа открыла неожиданные возможности.

«В ту пору появились московские компании, которые предлагали к прокату в провинциальных городах иностранные фильмы в оригинале, то есть без перевода. Озвучивать их предлагалось прямо на месте, то есть непосредственно во время показа. Поэтому к коробкам с лентой прилагались распечатанные тексты», - делится воспоминаниями Ирина.

Сегодня, когда свежие серии популярных сериалов благодаря Интернету появляются в дублированном виде спустя буквально день-два, причем в разных вариантах, трудновато представить себе реалии того времени. Все происходило по-простому, на уровне элементарных технологий в сочетании с минимальной выдумкой.

«На последнем ряду зрительного зала мне обустроили скромное рабочее место: поставили столик, настольную лампу, на которую я набрасывала плотную ткань. Перед собой клала стопку листов с диалогами и, когда начинался фильм, начинала произносить в микрофон реплики персонажей. Требовалось не упустить текст и не потеряться в нем. Причем безо всяких репетиций!» - рассказывает Ирина.

Разумеется, для зрителей, которые за советские годы твердо привыкли к тому, что зарубежный фильм может быть только дублированным, такое дополнение к сеансу было неожиданным. Поэтому на девушку за столиком смотрели с интересом и поначалу оборачивались. Потом привыкли и даже стали аплодировать, когда по экрану плыли финальные титры.

Хотя, как со смехом вспоминает Ирина, дебют аплодисментов точно не заслуживал: «Уже при первом показе я, разумеется, «поплыла». Это был фильм «Месть» с Кевином Костнером в главной роли, и во время разговора двух героев нужные строчки у меня попросту потерялись. От испуга начала импровизировать какой-то бредовый диалог, в который зачем-то включила абсолютно не имевших отношения к теме лающих собак, и так продолжалось до тех пор, пока глаза не нашли нужное место в тексте…»

«Месть» Тони Скотта вообще занимает отдельное место в воспоминаниях и ощущениях Ирины Жаровой: эту ленту, которая для нее стала первым блином, показывали в «Октябре» две недели, и было достаточно времени, чтобы проникнуться особым чувством к происходившему на экране: «Конечно, я старалась не просто правильно читать текст, а еще и включать собственные переживания по поводу происходящего на экране, чтобы добавить эмоций к переводу. Для меня это было большим опытом, в том числе актерским. Ну и, разумеется, очень быстро начала осознавать, что своей работой помогаю людям воспринимать и понимать фильм. А значит, их реакция, будь то смех или слезы – и моя заслуга тоже».

Она признается, что в жизни даже стала неосознанно копировать походку актрисы Мэделин Стоу, исполнявшей главную женскую роль. Хотя не отрицает - некоторые эпизоды поначалу ставили в неловкое положение: «В откровенных сценах, где герои предаются страсти, их реплики, как нетрудно догадаться, сводились к стонам, вздохам и междометиям, так что мне оставалось только смотреть и молчать. Но из зала отдельные остроумцы громко вопрошали: эй, а где перевод? Честно сказать, я неподдельно краснела в такие моменты».

Озвучивать фильмы приходилось по пять сеансов в день: такую нагрузку трудно воспринимать как развлечение. После этого Ирина просто ехала домой, где клала на глаза чайные пакетики и лежала, наслаждаясь темнотой. Однако эта работа постепенно стала затягивать, и когда начали поступать предложения от других пензенских кинотеатров, которые также стали практиковать такие показы с «живым» дублированием, охотно соглашалась. Так количество озвученных ею в зале фильмов в итоге перевалил за десяток, и в их числе такие культовые ленты, как «Робокоп» и «Грязные танцы».

«Вообще сейчас, вспоминая то время, понимаю, какой тогда был огромный интерес к кино. Люди шли в кинотеатр, как на праздник. Выйдя из зала, обсуждали увиденное. Сейчас все стало гораздо доступнее, технологичнее, удобнее… но, признаюсь честно, давно перестала ходить в кино, потому что не выношу, когда вокруг хрустят попкорном. Такое чувство, что люди приходят главным образом ради снеков. Поэтому фильмы стараюсь смотреть дома, в одиночестве», - говорит Ирина.

Вспоминая о своей работе по озвучиванию фильмов прямо в кинозале, она искренне верит в то, что сегодня такой винтажный формат мог бы вызвать интерес определенной части публики: «Даже могу предположить, у кого в Пензе может возникнуть желание воплотить в жизнь подобную идею! С удовольствием снова села бы где-то в уголке за столик с лампой, накрытой платком, и распечатанным текстом!»

Автор текста: Дмитрий ИНЮШКИН