7 ноября 2020 Мнения
530

Сергей Старкин: «Надо ставить максимальные задачи!»

Интернет-портал «Пенза СМИ» представляет вашему вниманию очередное интервью из цикла бесед с олимпийскими героями Сурского края. Но кто сказал, что героем должен быть только спортсмен? Сами атлеты отмечают, что без талантливых наставников успеха добиться было бы невозможно. Тренер по спортивной гимнастике Сергей Валерьевич Старкин работал с двумя звездными воспитанниками и стал полным олимпийским кавалером. С Денисом Аблязиным в Лондоне-2012 и Рио-де-Жанейро-2016 выиграл 5 наград (3 серебряных, 2 бронзовых), с Алией Мустафиной – «золото» Рио. С ним сегодня и вспомним те мгновения.


Фото: Андрей Демин, пресс-служба СШОР по гимнастике им. Н. Лавровой.

- Можно ли сказать, что тренерство передалось по наследству?

Ну конечно, это было обусловлено тем, что папа был тренером. В 1994-м году, когда я еще был воспитанником, я уже начал помогать своему наставнику, Сергею Борисовичу Жукову, работать с маленькими детьми. Ну а потом институт. Я в молодости как-то и не рассматривал, что моей основной профессией будет тренерская деятельность. Когда папу назначили директором школы (Валерий Георгиевич Старкин – директор СШОР по гимнастике им. Натальи Лавровой – прим. ред.), и у него девочка попала в сборную, ему стало трудно совмещать. И я помогал, а потом всё само собой завертелось–закрутилось. Так что, да – перешло по наследству. Грубо говоря, у меня было больше шансов, чем у кого-либо другого.

- Денису Аблязину с малых лет выдавали большие авансы. Действительно можно было сказать лет в 11-12, что он станет призером Олимпиады, чемпионом Европы и мира?

Нет, конечно. В столь малом возрасте можно определить, что те или иные дети расположены к данному виду спорта. А предсказать большое будущее очень сложно, ведь у нас очень много спортсменов «отлетает» во время переходного возраста. Отсев просто колоссальный! И здесь больше физиологические причины, чем психологические. Мальчики вытягиваются очень сильно, соответственно, сила не успевает за ростом, а у девочек – проблемы с весом. Когда Денис попал в молодежную сборную, тогда уже можно было что-то предполагать. Но, опять-таки, можно рассуждать на уровне конкуренции в стране. А в составе команды выезжаешь на международный старт, и часто выясняется, что здесь ты конкурентоспособен, а там – «по нулям».

- Первая Олимпиада – это Лондон-2012. Ожидали, что уже там добьетесь успеха?

Сложно было сказать. Мы выступали на чемпионате Европы-2011 – «мимо», потом командный чемпионат мира – там только финал в опорном прыжке, и то запасными. Первый крупный успех был на чемпионате Европы-2012 в Монпелье. Там стало понятно, что у нас конкурентная программа. Но рассчитывать на успех в Лондоне было сложно. Мы понимали, что он может быть, но однозначно нельзя было ответить. Когда есть конкурентоспособная программа, ставится задача сделать её. Не смотреть в сторону, на других, просто выйти и сделать своё. И тогда придет оценка. Не ставится задача победить, разорвать, борьба ведется, прежде всего, с самим собой.

- Выиграли «серебро» и «бронзу», но не было ли разочарования, что не дотянулись до «золота»?

Конечно, нет. Зайти на первую Олимпиаду в 20-ти летнем возрасте и бороться с такими «монстрами», которые были уже взрослыми мужиками – это «выше крыши». Вот в Рио-2016 мы были уже состоявшимися, и по возрасту, и по регалиям. Планка ожидания уже была! Конечно, от нас не требовали, но мы понимали, что медалей ждут (смеется). Еще 3 привезли.

- В 2014 году гимнастическое сообщество разорвала новость о том, что олимпийская чемпионка Алия Мустафина переходит к Сергею Старкину. Как это получилось?

Для меня это было неожиданностью. У Алии был не очень удачный период, поэтому был запрос на смену обстановки у нее самой, и у главного тренера. Да, было принято такое решение. Специфика женская, конечно, отличается, но были наработки из мужской подготовки - технические, функциональной выносливости, всё это применимо с некоторыми корректировками. И не будем забывать, что я начинал, как женский тренер, поэтому направление мне абсолютно знакомо. Алия уже становилась олимпийской чемпионкой, абсолютной чемпионкой мира, поэтому ответственность была большая. Но не каждый день удаётся поработать с такими топовыми спортсменками!

- Рио-де-Жанейро, снова брусья, снова олимпийское «золото». И всё это на фоне пессимистических ожиданий.

Мустафина по своим физическим данным, по тому, как она видит и чувствует гимнастику – уникальна, такие люди рождаются раз в несколько десятков лет. Приехав туда, посмотрев на всех, она поняла, что у нее не хватает «базы» на брусьях. И она уже в Рио, в течение 10 дней подняла «базу», так как запас элементов, которыми Алия владеет, очень высокий. Собрала новую комбинацию и выиграла брусья! Никто из болельщиков не знал, что она усложнила программу, это не обсуждалось и заранее не тренировалось. Это был риск, но рисковать, когда нет шансов, намного легче. Когда ты понимаешь, что без риска вообще никак, идешь «наотмашь» (смеется).

- Чем сейчас занимается самый результативный тренер по спортивной гимнастике последних лет? Ведь работа с Денисом прекращена, сотрудничество с Алией хоть и есть, но тренировочный процесс не кипит, так каковы планы?

Сегодня и сейчас я больше занимаюсь помощью молодым тренерам, если у них на это есть запрос. Но вместо них я работать не хочу и не буду, потому что им надо научиться, пройти тот же путь. Если сделать «вместо», то не будет преемственности, не будет опыта. Я максимально помогаю, мне кажется, пока получается. У нас подрастает несколько молодых спортсменов, если конкретно по фамилиям – Евгений Пашкин, Ульяна Перебиносова, Григорий Климентьев. Они в самом начале пути, поэтому, есть с кем работать. И ставить максимальную планку! К примеру, у нас Женя Пашкин травмировался в начале года, разорвал крестообразную связку. А там период восстановления очень большой, от 9 до 12 месяцев. Первенство Европы – в декабре, через 10 месяцев! И мы весной, зажмурив оба глаза, поставили максимальную задачу попробовать с 3-мя снарядами, без прыжковых видов, попасть в молодежную команду. Нет, не так. Сначала подготовить программу, а потом попробовать попасть. Весной это казалось нереальной планкой, мы ее задрали до самого верха. Я тогда понимал, что – нет. А мы взяли и сделали программу. И выступили на первенстве России, без соскоков. За полтора месяца мы и соскоки бы подготовили, но… Европу отменили (смеется). Я считаю, что правильно - ставить максимальные задачи. То есть поставить задачу, от нее спланировать до точки, где ты находишься, а потом от этой точки идти по выработанному плану вверх. Батя так научил, у него же всегда были максимальные планы, нереальные.