Ансар Халилуллин, который сейчас ставит в областном драматическом театре спектакль по пьесе «Васса Железнова», родился в СССР, а молодость его пришлась на ту пору, когда постепенно рушилась советская империя. На памяти и период, когда Горького подавали вполне однозначно - как корифея отечественной литературы и основоположника социалистического реализма, не упоминая никаких несвоевременных мыслей, и время, когда взгляд на «буревестника революции» был существенно расширен. При этом плотно сталкиваться с многотомным наследием классика режиссеру не приходилось, но нынешняя работа тому способствует - причем новое понимание пришло через другое произведение.

- Я прочитал все четыре части «Жизни Клима Самгина», хотя изначально не планировал дойти до конца. И сейчас абсолютно уверен, что это выдающийся писатель. Хотя есть мнение, что имя Горького на афише многих отпугивает - просто в силу того, как его подавали раньше. Да, некоторое опасение и у меня присутствует - в том числе из-за тяжелого материала самой пьесы «Васса Железнова». Не скрою, возникает подспудное желание что-то смягчить и облегчить… но понимаю, что делать это нельзя, - говорит Ансар Халилуллин.

- Ваш спектакль получил название «Васса и другие». Это сознательное противопоставление главной героини и всех, кто ее окружает?

- Да. Потому что это совершенно отдельная фигура огромного трагизма. Ей предназначалась иная судьба: быть любящей женой, быть любящей матерью. По-своему романтическая натура, она вынуждена встать во главе своего дела, крутится, как белка в колесе, все время подчинена своему делу и предельно одинока. В итоге получается так, что уже не она им владеет, а оно владеет ею, вынуждая в том числе идти на преступление. И да - виновата в этом все равно она сама.

- Вы считаете, это типично российская история?

- Разумеется, нет! Сейчас читаю роман Джозефа Хеллера «Что-то случилось» и поражаюсь, до чего тема перекликается с Вассой. Потому что тоже речь идет о жизни семьи, где льются невидимые миру слезы. Вообще тема семейная, считаю, всегда интересна людям, и уверен, что в нашем спектакле она тоже зрителя зацепит. Хотя, конечно, понятно, что эта линия не единственная, поскольку пьеса очень объемная по своему содержанию.

- То, что в ней происходит - это трагедия?

- Для нас там есть это слово, но не только оно. Мы свой спектакль изначально хотели определить как трагический балаган, но потом назвали трагифарсом. Потому что каким бы страшным ни было все происходящее, в нем есть изрядная доля карикатурности: все искажено, вывернуто наизнанку, уродливо искривлено.

- Это понимание как-то влияет на подачу материала?

- Я уже режиссер старый и давно пришел к тому, что прежде всего надо рассказать историю, а не удивить зрителя каким-то ужимками и прыжками, к которым иной раз совершенно искренне склонны молодые коллеги. Иногда даже завидую этой энергии заблуждения. При этом сам совершенно не против современной режиссуры, мне многое нравится, но я всегда за то, чтобы те или иные решения были оправданными. В нашем спектакле будет присутствовать, скажем так, некоторая доля фантасмагории, отчасти мистики. Потому что когда человек переходит некую черту, как это происходит с Вассой, он становится не вполне нормальным. Для него меняется не только восприятие окружающего, но и сам мир. У нас это получит зримое отражение. Хотя нет ни малейшего намерения что-либо утрировать. Этого в самой пьесе хватает с лихвой.

Как роман «Господа Головлевы» Салтыкова-Щедрина (тоже, кстати, посвященный мысли семейной в самом темном и безысходном ее воплощении) называют «историей умертвий», так пьесу Горького, главная героиня которой - богатая судовладелица, впору назвать «кораблем уродов». И лодка эта, в которой давно нет места любви, разбивается о страшноватый быт большого дома, где у каждого есть секреты, но ничего нельзя скрыть, где подозрительность идет рука об руку с предательством, где нет веры словам, даже если они правдивы, потому что все равно выглядят ложью. Как найти здесь хоть луч света для будущего спектакля? Ансар Халилуллин знает ответ на этот вопрос.

- Знаете, Вампилов так отвечал, когда его спрашивали, в чем роль искусства: «Чтоб не оскотинели». Ведь история Вассы - это не только про Россию начала прошлого века. Сколько мы знаем успешных знаменитых актеров, которых привыкли видеть на обложках глянцевых журналов... и которые дорого заплатили за свою славу раздраем в семье. Поэтому луч света - в понимании того, что так жить нельзя.

Премьера спектакля «Васса и другие» намечена на 17 октября.

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен