13 октября 2020 Мнения
311

Алексей Воеводин: «Если 50 километров не ходил, ты – не ходок!»

Интернет-портал «ПензаСМИ» продолжает цикл интервью со знаменитыми пензенскими спортсменами-олимпийцами. Сегодня вместе с легкоатлетом Алексеем Воеводиным вспомним его подвиг на Олимпиаде-2004 в Афинах. Наш ходок на самом финише дистанции 50 километров в противоборстве с китайским ходоком Цаохун Юем выиграл бронзовую медаль. Этот момент стал одним из самых ярких на всей Олимпиаде!  

- Начнем с самого начала. Как Алексей Воеводин попал в спортивную ходьбу, как это произошло?

Я в 1987 году поступил на факультет физической культуры Пензенского государственного педагогического института имени Белинского как лыжник. Я тогда находился в экспериментальной сборной у тренера Сабаева, в ШВСМ (сейчас Центр спортивной подготовки Пензенской области – прим. ред.) Кандидата я, конечно, пробежал, но больших результатов не было, звезд с неба не хватал. Сам зарабатывал на лыжи, они ведь разные нужны под каждую погоду, даже дворником работал во время учебы в институте. Купил, а зима была какая-то непонятная, так что лыжи не едут. Я расстроился, лежу грустный в общежитии, а со мной в комнате жили ребята-легкоатлеты: ходок и 2 бегуна. И мне вот этот ходок, Волков Слава, говорит: «Лёх, приходи к нам, попробуй в ходьбе». До этого, кстати, я на занятиях прошел безо всякой подготовки 3 км по 2-му разряду. И преподаватель, Анатолий Алексеевич Логинов тоже говорит: «Чего ты в лыжах делаешь, приходи в легкую атлетику!» Как сейчас помню, 21 января 1991 года, я впервые пришел на тренировку к Анне Васильевне Исаковой, которая работала в паре с Александром Ивановичем Перевозчиковым, моим будущим тренером. С этого и началась эпопея! (смеется).

- Дистанция 50 км в спортивной ходьбе официально признана самой трудной в мировом спорте. Многие ходоки заявляли, что после «полтинника» хочется бросить всё. Так ли это?

Наверно, так бывает, когда дистанция не удалась, когда показываешь не очень хороший результат. Я, бывало, за сезон и 3 раза проходил «полтинник». В ходоцком мире говорят: «Если 50 километров не ходил, ты – не ходок!» (смеется) Но дистанция, конечно, не для всех. После 35 километров начинается работа на износ, надо терпеть. И нервная система должна быть крепкая, и природные данные подходящие. У меня скоростные дистанции не очень, хотя я выполнил «мастера спорта» на «двадцатке». А вот длинные давались нормально, здесь от объёма шло. Через 2 года я уже был в призах на международном старте в литовском Алитусе.

- А какая вообще тактика может быть на «полтиннике»? И какой она была на Олимпиаде?

Тактика одна. Идешь равномерно, с какой скоростью ты готов. Готов на результат 3 часа 45 минут, встал, и по 4.30 километр тарабанишь. Вот олимпийский чемпион, поляк Роберт Корженевский, всегда шел по своему графику, ни на кого не смотря. Готов он на 4.15 – 4.20, вот с такой скоростью и шурует от начала до конца. В Афинах мы стартовали в 7 часов утра, на термометре уже было 28 градусов. А финишировали уже по жаре. Самое палево на подходе к стадиону, градусов 45 уже было. Так что расклад по скорости зависит и от температуры. Я старался идти равномерно, сначала передо мной много народа было, а потом испанцы посыпались, латыш. Перед последним кругом тренер кричит: «Шестым уходишь!» Я пятого прибрал, и на повороте спину китайца я уже видел. И подумал: «Если упрусь, за километр я должен его забрать». Вот такая тактика – ровно пройти дистанцию со своей скоростью.

- Эмоции на финише? Тогда все комментаторы и зрители переключились с Дениса Нижегородова, шедшего к «серебру» в обморочном состоянии, на Алексея Воеводина, который съедал отставание от китайца Юя.

Когда обходил, уже понимал, что он зацепиться не сможет. Уже мурашки по коже шли, то ли от солнечного удара, то ли от предчувствия, можно сказать, победы над ним. И когда вошли в тоннель, когда вышли на стадион, было столько эмоций. Это невозможно представить! А потом финиш, я в очках, руки над головой. И Денис рядом ползает (улыбается). Спустя 16 лет эмоции все те же. Мне недавно исполнилось 50 лет, и смотрели видеозапись финиша. У меня ком в горле, как тогда, когда нас чествовали на Олимпиаде. И мысль: «Неужели я это сделал?» В 2003 году, на чемпионате мира в Париже, я был четвертым, проиграл немцу метров 20. Я, когда шел за китайцем, думал: «Блин, неужели опять четвертый?!» Но Бог дал силы, может, повезло где-то, что китаец поплыл, Получилось, как получилось!

- Потом была неприятная ситуация с допингом. Однако, в ней много непонятного. Можно рассказ от первого лица об этой истории?

Сейчас нашу федерацию легкоатлетическую зарубили, говорят, что все мы – допингисты. Конечно, тут есть и наша вина, но…На самом деле это началось давным-давно. Моё видение таково. Ведущих российских ходоков и бегунов было много, так что международные органы поступали хитро. Перед каким-нибудь крупным стартом выдвигается обвинение в «ПОДОЗРЕНИИ на применение допинга». После такого обвинения российские легкоатлетические власти, чтобы судиться и добиваться справедливости, должны закрыть сборную и прекратить выступление на всех соревновании. Процесс длительный – переписка, сбор документов, к тому же, его сознательно затягивают. А обвинения как такового, вскрытия моих проб не было. ПОДОЗРЕНИЕ на основании паспорта крови! Правильно, мы перед этим в Кисловодске на сборе сидели 3 месяца, конечно, там буду изменения в показателях крови. Словом, федерация приняла решение, что в истории копошиться не будем. Можно сказать, мной пожертвовали, чтобы выступали другие. Медали не отобрали, ведь все это было во внесоревновательный период, за месяц до Олимпиады-2008. И я закончил спортивную карьеру в 38 лет. Начинать в 40 – это просто безумие!

- Сейчас вы с супругой Юлией – наставники молодежи. С учетом того, что российская легкая атлетика переживает трудные времена, как мотивируете подопечных продолжать заниматься, не бросать тренировки?

Без любви к своему делу ничего не добьешься. Я считаю, мы с Юлей правильно делаем, что постоянно убеждаем ребят, что это временно, что легкая атлетика должна быть их профессией. У нас Яна Смердова получила статус независимой спортсменки и выиграла медаль молодежного первенства Европы. Дмитрий Зюзин, бегун на средние дистанции, в стипль-чезе выезжал на юниорские соревнования. Повторюсь, надо прививать любовь к своему делу. Сейчас тенденция – развитие массового спорта. Недавно совет при Президенте заседал, там была высказана хорошая идея по поводу стимулирования тренеров на селе. Есть много институтов, которые занимаются выпуском специалистов по физической культуре, но в профессию они не приходят. Сейчас в Госдуму планируют внести, по аналогии с проектами «Земской доктор» или «Земской учитель», проект под названием «Земской тренер». Я считаю – это правильно, ведь на селе много талантливых ребят. Стимулируйте специалистов, дайте им единовременное денежное пособие, жилье, и пусть глубоко копаются, работают с ребятами, отбирают для разных видов спорта. Я сам с Башмаковского района, и мне повезло с наставником. Я сначала думал, что пойду по стопам отца, буду хлеб выращивать. А когда пришел в Башмаковскую среднюю школу, встретил Николая Кузьмича Климцова, и он привил мне любовь к спорту. И когда я получил аттестат о среднем образовании, подал документы в пединститут. Все были в шоке!