28 августа 2023 Мнения
10483

Антон Столяров: Москва? Пенза роднее и ближе!

Главный врач Пензенского областного онкологического диспансера Антон Столяров мог стать юристом, но выбрал медицину и теперь хочет, чтобы его дети тоже были врачами.


Фото: Фото — официальный сайт Пензенского областного онкологического клинического диспансера.

— Антон Анатольевич, вы выпускник Медицинского института Пензенского государственного университета. Почему вы решили стать врачом?

— Я учился в средней школе села Степановка, а сам из Трофимовки. Родился в простой рабочей семье. Дальняя родственница в Москве – заслуженный врач России, но тогда я о ней ещё не знал. Что пойду в медицину, определился в восьмом классе. Сложно понять, почему сделал такой выбор – тянуло к познанию медицины, даже больше к хирургии. Уже был определенный настрой. В то время не знал, что есть такой Медицинский институт, в Пензе бывали редко. Думал получать юридическое образование в Москве, но, когда родители начали собирать информацию о вузах, выяснилось, что все-таки существует Мединститут и в родной Пензе. Тогда началась подготовка перед поступлением. Мои школьные знания были неплохими, но их было недостаточно. Занимался дополнительно, ездил на курсы в Медицинский институт ПГУ, а в 2002 году поступил туда.

— Что вспоминается из студенчества?

— Я активно участвовал в Студвесне, даже главная роль была. Все вместе неутомимо работали: и мы – первокурсники, и уже именитые, скажем так, «заслуженные» старшекурсники Саша Аскалин (Александр Аскалин – заместитель главного врача по хирургической помощи ПОКБ им. Н. Н. Бурденко) и Вова Розен (Владимир Розен – заведующий отделением лучевой диагностики ПОДКБ им. Н.Ф. Филатова), мы все друг друга знали.

— Что вы можете пожелать студентам-медикам и молодым специалистам, стоящим в начале своего профессионального пути?

— Это нормально, если студент будет тянуться к практическим навыкам. Сначала надо отучиться, послушать все лекции, а дальше сам для себя делаешь выбор: либо развиваться за счет практических навыков, либо идти заниматься другими делами, для каждого – своё.

— Было ли у вас желание всё бросить или уехать учиться в другое место?

— Бросить учебу не хотелось никогда. Были, конечно, определенные моменты и предметы, где надо зубрить, где достаточно тяжело, но первые два-три курса всё шло нормально. Есть анатомия, гистология – тяжелые предметы, но с другой стороны, те методики, которые нам преподавали, до сих пор мне пригождаются в моей работе. Была возможность остаться работать в столице, но Москва для меня большая, на тот момент у меня и семья уже была. Пенза, конечно, намного роднее и ближе. Если бы была опять нужно было поступать в вуз, конечно, снова выбрал бы Медицинский институт. Преподаватели все интересные. Как-то профессор Валерий Исаакович Никольский меня похвалил. У нас был манекен, сломали ему ногу, а я починил. Никольский сказал: «Первая операция проведена! Погружной остеосинтез проведен хорошо». Всегда было интересно с ним общаться, беседовать, да и много с кем ещё – наши преподаватели видели в нас будущих коллег и делились своими знаниями.

— Хватило ли вам знаний, полученных в пензенском меде, в дальнейшей профессиональной деятельности?

— Хватило. По радиологии в Пензе ординатуры не было. Сначала я прошел интернатуру по онкологии на базе Пензенского института усовершенствования врачей, а потом уехал в Москву и четыре месяца там практиковался. Ещё две недели проходил стажировку в Венгрии.

— Помните своего первого пациента?

— Сейчас сложно вспомнить. Самые запоминающиеся ощущения были, когда я пошёл работать медбратом в онкодиспансер. Это был четвертый или пятый курс института. Все эти манипуляции: первые уколы внутривенно, ещё что-то. Меня иногда и по двое суток подряд на дежурстве оставляли, а за смену на одном посту только около 20 капельниц успевал поставить, уколы даже не считал. Я и учился, и уже ассистировал хирургам. Иногда бывало и такое, что до 12 часов ночи оставался. Да что говорить... Третий курс – экватор, дальше уже практика начинается, она намного проще. Совмещать практику и учебу было легко. Помню, как мы ездили дежурить в экстренную хирургию с Сашей Аскалиным, работали.

— Хотелось бы, чтобы дети пошли по вашим стопам и тоже стали врачами?

— Сейчас у меня подрастает дочь, сын пойдет в первый класс. У нас до сих пор лежит атлас по анатомии человека, я им иногда могу что-то рассказываю. Младшая дочь – прирожденный медик.