«Театр на обочине», действующий по новому адресу Лермонтова,3, и в новом сезоне будет «работать» со зрителем. Именно работать. Потому что своеобразная «фишка» театра - привлечение зрителя в собственную «творческую лабораторию».

Наряду с полноценными спектаклями театр приглашает на так называемые «сценические импровизации». По сути - это читки. Но читки непростые - актеры при этом вполне полноценного вживаются в свою роль, а режиссер уже делает рабочие наметки сценических решений. То есть, это само по себе спектакль. Но главное в нем то, что следует потом, а именно обсуждение со зрителями, которое во многом и решает дальнейшую судьбу спектакля. Быть или не быть ему вообще? А если быть, то каким?

Нынешняя осень в «Театре на обочине» станет «польской». Режиссер Марина Ливинская, по ее собственным словам, обнаружила для себя мощнейший пласт современной польской драматургии, который и постарается представить пензенским зрителям. А уж что из этого превратится в полноценную постановку, решать будут по итогам общения со зрителями.

В рамках подобного общения, например, родился спектакль, ставший уже едва ли не визитной карточкой театра. Постановка по пьесе опять-таки современного польского драматурга Тадеуша Слободзянека «Одноклассники».

Пьеса тяжелая, посвященная событиям Холокоста в Польше. Тадеуш Слободзянек сделал героями своей пьесы десять одноклассников, проследив их судьбы от конца 20-х, когда они пришли в первый раз в школу, до современности. При этом у всех персонажей есть реальные прототипы, а драматург использовал большой фактографический материал. Однако он не ставил своей целью просто рассказать душераздирающую историю. Для него было важно препарировать ее художественными методами и выявить, как «стало реальным непредставимо чудовищное, как, с одной стороны, можно жестоко убивать своих бывших соучеников и с другой, «оплакать взаимные вины. А поскольку сделано это было на высочайшем художественном уровне, то пьеса выходит на обобщения, ставящие человека перед вопросом его сущности и сущности его бытия. Недаром рефреном звучит из уст различных персонажей «И это моя жизнь?».

Самое интересное то, что постановка нашего пензенского театра была «авторизована» автором, вообще крайне придирчивого к постановке своих произведений. В чем заслуга не только театра и его замечательных актеров и режиссера, но и зрителей.

Пьеса «Одноклассники» в репертуаре театра уже третий сезон. Но этой осенью «обочинцы» предложили пензенскому зрителю польский продукт более легкого свойства.

6 октября состоялась сценическая импровизация по пьесе Иоанны Овсянко «Тирамису».

«Тирамису» - это такой слоеный десерт, если кто не в курсе. Крайне сладкий, весьма на любителя. Но очень «гламурный» и «популярный». Содержание пьесы достаточно простое - семь «успешных» женщин, (одну из которых, начальницу, «прочитала» специально приглашенная несравненная Наталья Старовойт), работающих в рекламной конторе. Абсолютно «самодостаточные» и «лучшие» в своей профессии, заключающейся по сути во «впаривании» никому не нужного барахла. Отсюда первый уровень пьесы - обличие так называемого «консюмеризма» - потребительства, или как даже стало принято презрительно выражаться по-русски «потребл…дства». На самом деле слой легкий, «пыльный» и нелюбопытный… После «Generation П» Пелевина и «99 франков» Бегбедера, ставших, кстати, успешными бестселлерами и успешно экранизированными, критика общества потребления стала одним из успешных трендов этого общества. Она неплохо стала продаваться. Система съела, сытно отрыгнула и просит еще. Что тут можно сказать… В конце концов, «впаривать» барахло людям, которые имеют средства на его покупку - занятие не хуже производства того же барахла. Все равно, какое-то барахло купят, пусть то, которое я сумею преподнести! Чего уж тут лицемерить…

Другой пласт - отсутствие личного счастья. Преподносящееся через болтовню персонажей в перерывах между работой и монологами, вскрывающими крайне убогий внутренний мир персонажей и его несоответствие «гламурной оболочке», выставляемой героинями напоказ перед друг другом. Некоторых зрителей мужского пола шокировало то, что персонажи так открыто и цинично обсуждают сексуальные отношения… более того, конкретно оргазмы - их обильное наличие в «коллективе» - и по большей части отсутствие в монологах. Тут имело место разрушение устойчивого стереотипа патриархального общества - мужчины только об этом и думают и только это и обсуждают. А женщины - существа воздушные и обсуждают исключительно шмотки и обтекаемые «отношения». Шмотки, естественно, обсуждают, но и «отношения» обсуждают настолько не обтекаемо, что любого мужлана могут вогнать в краску. Это знает любой, кто соприкасался с женскими коллективами - поневоле наслушаешься…

В анонсе сценической импровизации прямо задавались вопросом «но счастливы ли они?». И тут впору бы поддаться искушению и поговорить об «убожестве» внутреннего мира героинь. Говорят только про шмотки и секс… Ну на это можно ответить, что от обсуждения «Поэтики» Аристотеля тоже еще никто счастливее не становился…

Здесь, в обсуждении проблемы «счастья», как видится автору статьи, важнее другой момент. Момент победившей эмансипации женского пола. Победившей до полного вытеснения из жизни «успешной» женщины мужчины. Ни у одной героини нет мужчины в смысле «второй половины». Даже там, где вроде есть муж - он скорее домашний питомец. В основном же это сексуальная функция, средство продвижения, спонсор («успешным» женщинам тоже нужны спонсоры)…

Современное общество, в котором женщина не менее, а зачастую гораздо успешнее мужчины, создало иллюзию, что «вторая половина» женщине не нужна вовсе. Ну, если только как отец для детей - да и то, нужен ли отец? - это, впрочем, уже другая тема, нами сейчас не затрагиваемая. Между тем, собственно сексуальная функция, которую, как кажется, можно получить и безо всяких глубоких отношений - при нынешних-то нравах (а то и вовсе перенести ее в виртуальную плоскость - сейчас цифровые технологии до такого дошли…), это всего лишь фундамент и каркас для взаимного дополнения… Нет и не может быть счастья в одиночестве, не бывает и человек самодостаточным - вот, пожалуй, самое главное, что можно вынести из этой, в целом неглубокой пьесы…

Где-то за месяц до этого автор статьи ездил в гости к другу. Пока мы, мужчины, «правили» и перетаскивали мебель, наши женщины строгали ужин на кухне и изредка до слуха доносились обрывки беседы. Сразила фраза «Нет, мужики прекрасны во всем», произнесенная без тени иронии. Успешной деловой женщиной. И тогда уже промелькнула мысль - «вот по-настоящему счастливый человек». И она же всплыла на сценической импровизации по пьесе польской драмтургессы. ..

Вот такая первая импровизация польских дней в «Театре на обочине». На тему «О чем говорят женщины»…

А в грядущую субботу нас ждет уже импровизация на мужскую тему. По пьесе Анджея Сарамоновича «Тестостерон».

«Семеро мужчин встречаются за свадебным столом. Дальше, как водится, может произойти все что угодно! Это все что угодно и происходит. Уморительно смешная комедия о мужских стереотипах. О кризисе мужского самосознания в эпоху воинствующего феминизма».

Дополнительная изюминка - «обочинцы» в своей группе «ВКонтакте» устроили опрос на тему «Как вы относитесь к мату на сцене?». А спектакль имеет маркировку «18+». Что-то будет…

Заходите! 13 октября к 18.00 по адресу Лермонтова,3.

Автор: Максим Денисов

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен