16 августа 2022 Об актуальном
2681

Кому светит и кого греет усадьба Солнышкиной в Пензе

Город на Суре с каждым годом все больше утрачивает свою самобытность.


Фото: ПензаСМИ.

Что ждет пензенскую жемчужину?

Пензенские защитники памятников истории и культуры бьют тревогу — в конце июля начались работы по реконструкции особняка на улице Кирова, 49 который известен как «усадьба купчихи Солнышкиной». Этот объект культурного наследия региона частично потерял свой первоначальный облик. У него появилась надстройка, хорошо заметная с торца и со двора. Рабочие расширили чердачное помещение, вероятно, для последующего коммерческого использования.

Красивое здание в центре Пензы – украшение города, одна из его архитектурных жемчужин. По словам известного краеведа А. И. Дворжанского, это здание является прекрасным примером купеческого особняка. Оно было построено в 1905 году купчихой Елизаветой Сергеевной Солнышкиной, которая занималась торговлей игольно-галантерейным товаром. Дом этот, словно перенял фамилию своей первой владелицы —окрашенный в светлые тона, с узорным декором, он притягивает взгляд.

По мнению Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК), реконструкция данного объекта ведется с нарушениями. В частности, ремонт крыши вносит коррективы в первоначальный облик задней части здания: «объемно-пространственные» характеристики отличаются от оригинальных.

В сентябре прошлого года собственник здания уже проявлял активность, но по требованию областного Департамента по охране памятников истории и культуры реконструкция, граничащая с вандализмом, была приостановлена. И вот историческому зданию вновь угрожает переделка.

«Происходит вопиющее безобразие: предмет охраны памятника был составлен так, что в него не включили исторические габариты памятника – говорит председатель пензенского отделения ВООПИК Станислав Блинов. - По закону разработка проекта предмета охраны объекта культурного наследия осуществляется на основании историко-архитектурных, историко-градостроительных, архивных, археологических, натурных и иных исследований. Очень интересно, из каких исследований исходил орган охраны памятников, утверждая предмет охраны, в котором отсутствуют габариты здания? Причём в первоначальном проекте документа они были».

По его словам, эта реконструкция происходит с разрешения директора Департамента Пензенской области Александра Понякина. При этом поступок чиновника вызывает недоумение — ведь на заседании общественного совета при департаменте была достигнута договоренность, что проект реконструкции будет доработан.

Как следует из ответа на официальный запрос «ПензаСМИ» с подписью руководителя Департамента, проект все-таки был доработан. Однако повторных общественных слушаний по обновленному проекту не было. Как говорится, серьезные дела любят тишину.

По мнению представителей ВООПИК, создается ощущение, что имел место процесс подгонки охранных документов под «желание заказчика». Со стороны официального органа это выглядит двусмысленно, ведь сам Департамент изначально согласился с мнением экспертов общественного совета в том в том, что проект реконструкции искажает облик памятника и в таком виде не может быть принят, о чем было сказано в новости от 09.09. 21, размещенной на сайте ведомства. А потом почему-то орган охраны памятников «включил заднюю». Не беремся утверждать, что имеет место корыстный интерес, но выглядит ситуация странно.

При этом сами работы по надстройке мансарды были начаты до утверждения предмета охраны, что является нарушением закона.

Невероятные приключения охранных документов в Пензе

Чтобы не быть голословными, приведем выдержки из главного документа с точки зрения защиты памятников — предмета охраны, размещенного на сайте ведомства. В приказе от 07 октября 2021 года № 127-ОД «Об утверждении предмета охраны объекта культурного наследия регионального значения «Дом жилой» (Пензенская область, г. Пенза, ул. Кирова, 49) приводится список того, что же конкретно защищает государство в этом объекте. В документе первоначально были указаны северный и южный фасады.

А вот в приказе от 20 июня 2022 года, который называется «О внесении изменений в приказ Комитета Пензенской области по охране памятников истории и культуры от 07.10.2021 № 127-ОД» этих фасадов уже нет. Как говорится, следите за руками! В июле в усадьбе начались работы по скорректированному проекту реконструкции и с учетом обновленного предмета охраны! Выходит, сначала собственника урезонили для виду, а потом тихо включили зеленый свет, разрешив распоряжаться усадьбой по своему усмотрению?

Примечательно, что крыша дома упоминается и в скорректированном предмете охраны. Это в голове не укладывается, ведь даже при беглом визуальном осмотре заметно: задняя сторона кровли выше той, что с фасада. На фотографиях, сделанных ранее 2022 года, этой надстройки нет. Напрашивается вопрос: «Каким образом в этом случае крышу исторического здания защищает предмет охраны?»

Еще один удивительный момент всей этой истории. «ПензаСМИ» в своем запросе поинтересовалось результатами административного расследования в отношении данного объекта. О его возбуждении сообщалось на сайте Департамента в новости, упомянутой выше. Ответ ведомства мог бы украсить страницы произведений Салтыкова-Щедрина: «В сентябре 2021 года в отношении собственника ОКН (объект культурного наследия — прим. ред.) был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренный ч.1 ст. 713 Кодекса РФ об административных правонарушениях. На основании определения Ленинского суда по делу №5-4487/2021 протокол об административном правонарушении возвращен в связи с невозможностью уведомления собственника ОКН о проведении административного делопроизводства».

Прямо как в анекдоте про льва и зайца: «Заяц не согласен, чтобы его ели. Ну, нет, так нет – вычеркиваем!»

Что теряет город?

Председатель пензенского отделения ВООПИК Станислав Блинов уверен, что поскольку из предмета охраны исчезли северный и южный фасады, то не удалось сохранить памятник в его первозданном виде. И это, видимо, уже не поправить.

Кому-то данный вопрос покажется мелким. Мол, почему бы немного не изменить внешний облик здания, зато оно будет приносить кому-то прибыль. А значит, его будут приводить в порядок. Ученые не согласятся с такой позицией — современники должны видеть изначальный облик исторического здания!

Стоит опять ненадолго обратиться к истории. Пенза в начале 20 века была по большей части купеческим городом. Роскошные усадьбы деловых людей соревновались по роскоши и убранству с дворянскими. А после революции часть таких домов была утрачена. Особенно пострадали входные группы — большевиков раздражали роскошные крыльца нуворишей и аристократов, особенно с каменными лестницами. А на улице Кирова сохранился редкий образчик того, чем славилась когда-то Пенза!

По большому счету, история с «домом Солнышкиной» типичная для современной России. Собственники подобных зданий готовы вкладывать в них средства под свои проекты, мало заботясь об их культурном значении и первозданном облике. Здесь и должно по идее сказать свое слово государство, и дать по рукам зарвавшимся коммерсантам.

Представьте на секунду, что кому-нибудь вздумалось надстроить над Большим театром в Москве этаж, чтобы открыть там ресторан или магазин. Такие поползновения сразу же пресекут, потому как нельзя портить достопримечательность столицы. А здесь, в провинции, подобные схемы еще работают. Будем надеяться, что это до поры.