22 января 2019 Культура
1030

«Корабль дураков» в Пензе: пять лет свободного плавания

Один из самых ярких спектаклей «Театра на обочине» отмечает маленький юбилей.

«Корабль дураков» по поэме Себастьяна Бранта, написанной в конце XV века, был поставлен пензенским «Театром на обочине» еще пять лет назад, однако до сих пор идет с успехом и вызывает неизменно теплый отклик публики.

Говоря о нем, сразу отринем привычный путь, подразумевающий непременный пересказ сюжета и разбор прочих содержательных составляющих (о чем этот спектакль? чему нас учит этот спектакль?) Ограничимся упоминанием о том, что действие разворачивается в городке с особенно выразительно звучащим на русском языке названием «Йобург», а количество действующих лиц, среди которых нет ни одного главного героя (как, впрочем, и второстепенного), составляет двенадцать человек.

Активное взаимодействие упомянутой дюжины становится главным козырем: довольно ограниченное сценическое пространство (с недавних пор расположенное по адресу Лермонтова, 3) столь богато насыщается движением, светом и звуком, что зрителям буквально некогда выдохнуть.

Режиссер и руководитель театра Марина Ливинская говорит, что история того, как рождался замысел спектакля, теперь уже несколько стерлась из памяти, однако отправной точкой стал интерес к Средневековью.

«Сначала подумывали сделать что-то романтическое в духе миннезингеров, - рассказывает Марина, - потом обратились к Эразму Роттердамскому с его «Похвалой глупости», а сразу после нее в сборнике шел именно «Корабль дураков». И тут меня осенило: вот же оно!»

Ливинской всегда была свойственна склонность к театральному представлению, которое выходит за рамки как сцены, так и сюжета в целом. Обращение к материалу XV века (именно материалу, потому что оригинальный текст присутствует довольно приблизительно) - тоже по-своему выход за границы существующих стандартов и одновременно способ реализовать давние задумки в духе площадного театра средних веков.

«Мне всегда это было интересно - театр, который выходит в народ. Такой свободный формат, который не ограничивает зрителя: пошел на ярмарку за гусем, по дороге остановился, посмотрел пару историй, потом купил гуся, вернулся, еще посмотрел. Моя мечта - сыграть спектакль на какой-нибудь настоящей средневековой площади», - говорит Марина.

Но, разумеется, театральный зал налагает определенные требования, а потому череда относительно самостоятельных мини-историй все же увязана в общую цепочку объединяющего их сюжета, который, впрочем, действительно принципиальной роли не играет. Калейдоскоп узнаваемых спустя и через шесть веков маленьких, по большей части комичных рассказов о слабостях, страстях и страхах, представленный быстро сменяющимися эпизодами, превращается в лоскутное одеяло: каждый пестрый клочок по-своему интересен, однако вместе они обретают дополнительный смысл. То же самое касается актеров-персонажей: так и тянет выбрать самого яркого и примечательного - но вот уже произошла смена образа, и перед нами нечто совершенно иное, но так же вплетенное в единую картину.

Потому-то особенно интересны в спектакле массовые сцены, где поневоле создается впечатление, что актеров как минимум вдвое больше. И при том, что каждый знает свое место, остается ощущение свободы для доли импровизации. Это касается и текста: так, в одной из сцен герои принимаются обсуждать разного рода инициативы, которые полезно было бы предпринять ради улучшения жизни в Йобурге, и здесь зрители слышат немало знакомых реалий, конкретика которых зависит от года, а то и месяца.

«Да, этот ход отчасти представляет собой заигрывание с публикой, - соглашается Марина. - Но ведь и это тоже часть той самой площадной стилистики. Причем не могу точно ответить, до какой степени такого рода взаимодействие с залом должно присутствовать. Кто-то настаивает на полной отстраненности. Не знаю… Наверное, зависит от ситуации».

Отдельная сторона - музыка, использованная в спектакле. Для Ливинской этот элемент всегда имеет очень особенное значение, и вот тут-то ничего случайного точно быть не может. Включая ее твердую уверенность в том, что лидер «Jethro Tull» Иэн Андерсон свой альбом «Homo Erraticus» записал как раз пять лет назад именно для того, чтобы пензенскому «Театру на обочине» было чем проиллюстрировать свой «Корабль дураков». Хотя кроме означенного автора звуковая ткань напичкана еще таким количеством интересных треков, что поневоле хочется шазамить каждый - но не можешь оторваться от происходящего.

Собственно, это и есть театр: слияние слова и движения, света и музыки, мысли и чувства - причем актеры совсем рядом, будто прохожие на улице. Или на площади?

А уж что мы вынесем из увиденного, услышанного и прочувствованного, каждый решит для себя сам.

Да, и еще: когда пойдете смотреть этот спектакль, посчитайте, сколько раз в нем звучат слова «корабль» и «дурак».

Автор текста Дмитрий ИНЮШКИН.