Согласно данным регионального министерства здравоохранения, рождаемость в регионе в последние годы упала существенно. Да и с показателями смертности не все гладко.

Изучая результаты выполнения «майских указов» Президента страны предыдущей каденции, мы столкнулись с некоторыми любопытными данными.

«Указ о совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения» начинается с требования обеспечить снижение смертности от отдельных причин заболеваний: «обеспечить к 2018 году: снижение смертности от болезней системы кровообращения до 649,4 случая на 100 тыс. населения»

В Пензенской области по итогам 2017 года, согласно данным областного управления ЗАГС, таковая составила 722. Далее по новообразованиям (злокачественным) - 207 против положенных 192.

Тут, однако, надо отметить, что работа ведется… и по всем показателям смертности от конкретных групп болезней - кровообращения, дыхания, пищеварения, новообразований и т.д., фиксируется снижение.

Смертность в 2017 году по отношению к 2016 снизилась:

- от болезней системы кровообращения - на 10,3%

- от новообразований - на 1%

- от болезней органов дыхания - на 15,1%

- от болезней органов пищеварения - на 10,4%

- от несчастных случаев, отравлений и травм - на 10%.

Таким образом, по всем основным отчетным (в том числе и по «майским указам» Президента РФ) показателям мы видим снижение.

И все бы хорошо. Только бы и радоваться успехам нашей медицины! Но не тут то было! Мы доходим до последнего пункта статистической справки по смертности населения - «Смертность от других болезней». И видим рост, причем очень и очень значительный - на 65%!

В начале апреля мы обратились к министру здравоохранения Пензенской области Владимиру Стрючкову с просьбой объяснить этот статистический казус.

Несмотря на то, что ответ должен был прийти, согласно Закону о СМИ в 7-дневный срок, ждали мы его больше месяца. Но, все же, после напоминания о прокуратуре, дождались. И он, надо сказать, немало нас удивил.

За подписью замминистра здравоохранения области Оксаны Чижовой значилось следующее:

«В связи с отсутствием в Вашем запросе указания на конкретные причины смерти, рост от которых составил 66%, Министерство здравоохранения Пензенской области (далее - Министерство) разъясняет следующее.

Если под «смертностью от других болезней» Вы подразумеваете смертность от симптомов, признаков и отклонений от нормы, выявленных при клинических и лабораторных исследованиях, то, действительно, в 2017 году отмечен рост данной группы причин на 36,9% с 70,4 до 96,4 на 100 000 населения. Однако, показатель по Пензенской области остается ниже, чем в Российской Федерации (98,3 на 100 000 человек населения). Динамика данного показателя, в структуре которого 78% занимает СТАРОСТЬ, объясняется особенностями половозрастного состава постоянного населения нашего субъекта».

Что называется «здрасьте - пожалуйста»! У нас отсутствуют указания на «конкретные причины смертности, рост по которым и т.д.»? Мы всего лишь журналисты! Мы к вам, в минздрав, если что, обращаемся за разъяснениями, что значат эти данные официальной - еще раз подчеркиваем! - официальной статистики! Это Росстат! По ней люди судят о состоянии дел в нашем здравоохранении и демографии. По ней пишутся отчеты о достижениях. По ней верстаются дальнейшие планы. А вы, в минздраве, не в курсе, что именно под этим подразумевается, да еще и ставите это в упрек журналистам? Как мило!

Вообще, «старость», как таковая, не является причиной смерти. Причиной смерти является возросшая уязвимость органов перед теми или иными болезнями.

Если специалист по здравоохранению не дает нам объяснений, то, может быть, поможет специалист по статистике? Пензенский социолог и политолог Анатолий Бодров считает, что если в Пензенской области не было зафиксировано эпидемий или неизвестных доселе заболеваний - а таких данных нет, то существенный рост смертности от болезней находит объяснение в том, что люди болеют не просто первичными формами, а хроническими, при которых смертность выше. Вывод один - люди не лечатся, потому что не хотят или не имеют доступа к квалифицированной медпомощи.

Но нам интересен и такой момент - почему смертность по всем причинам, являющимся индикативными показателями, падает, а «другим болезным» растет? Может просто диагнозы не те ставят?

Простейший пример. Собственный.

Автор в марте этого года обратился в городскую поликлинику с симптомами простудного заболевания. Диагноз поставили ОРВИ. Неделю лечили - ничего. Вторую - ничего. Ну, что ж, больничный продлять уже не могут - иди. Обратился в частную клинику - диагноз «хронический бронхит». Две недели дневного стационара - все в норме. Вопрос - если бы автор помер бы, не дойдя до частной клиники, он бы в какую графу статистики попал? По индикативным показателям?

Я ни на что не намекаю - я спрашиваю - просто в таком молодом возрасте еще «от старости» помирать не хочется…

Автор: Максим Денисов

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен