8 февраля 2018 Важно
5840

Завод по уничтожению химоружия: к чему готовиться жителям Пензенской области?

Жители региона всерьез обеспокоены дальнейшей судьбой объекта «Леонидовка».


Фото: ГРСО объекта «Леонидовка».

Запасы химического оружия на объекте «Леонидовка» давно уничтожены, но разговоры о нем никак не утихают. Более того, набирают обороты. И сейчас жителей региона беспокоит дальнейшая судьба объекта. В разное время обсуждались разные варианты. Ходили слухи, что его перепрофилируют под мусороперерабатывающий завод, позже говорили, что станут производить то ли солнечные батареи, то ли изделия для космической отрасли. Поговаривали даже, что одна из крупных строительных компаний Пензы готова разместить здесь производство стройматериалов. Но больше всего беспокойства у пензенцев вызвала информация, что на объекте планируется уничтожение радиоактивных отходов. За разъяснениями мы обратились к начальнику группы по работе и связям с общественностью (ГРСО) объекта «Леонидовка» Виктору Самарцеву.

Немного истории

К уничтожению химического оружия - а это 6,9 тысяч тонн фосфорорганических отравляющих веществ, снаряженных в авиационные химические боеприпасы, на объекте «Леонидовка» приступили в 2008 году. Для этих целей в Пензенской области был построен высокотехнологичный завод. Применяемые технологии позволили обеспечить высокую степень защиты населения и окружающей среды, но, самое главное, избежать внештатных аварийных ситуаций. За время функционирования объекта не было зафиксировано ни одного инцидента.

Теперь многолетняя госпрограмма завершается. Семь лет напряженного труда, связанного со смертельной опасностью, подошли к концу 16 августа 2015 года, когда был уничтожен последний боеприпас. С 2016 года персонал объекта начал подготовку к следующему, не менее важному этапу – ликвидации последствий уничтожения химического оружия.

«26 января 2018 года депутатами Государственной Думы РФ был принят закон, суть которого заключается в том, что после завершения уничтожения химоружия и подтверждения этого техническим секретариатом ОЗХО («Организация по запрещению химического оружия»), имущество объекта признается оборотоспособным. То есть может быть включено в хозяйственный оборот», - пояснил руководитель ГРСО объекта «Леонидовка» Виктор Самарцев.

Иными словами, имущественный комплекс, а это помимо помещений, где непосредственно шло уничтожение ХО, еще и административные здания, собственные котельная, электроподстанция, очистные сооружения, современные лаборатории, пожарная и медицинская части, могут быть вовлечены в экономику страны. По мнению специалистов, на базе объекта вполне реально создать высокотехнологичное промышленное производство, где возможна реализация инвестиционных проектов. Но для начала.

К ликвидации приступить

Нет сомнения, что вывод объекта из эксплуатации – задача не менее важная и сложная, нежели сам процесс уничтожения ОВ. Необходимо не только разработать проектно-сметную документацию, составить график выполнения работ, но и подготовить личный состав для выполнения новых задач.

«Задача стоит не просто ликвидировать последствия деятельности объекта УХО, а в гарантированно безопасном состоянии передать его для дальнейшего использования. С этой целью проводится комплекс очистных работ, а как он будет использоваться дальше – это уже задача государства», - говорит Виктор Самарцев

По словам начальника ГРСО, ко второму кварталу текущего года Правительству РФ поручено включить в государственную программу «Развитие промышленности и повышение ее конкурентноспособности» подпрограмму «Ликвидация последствий деятельности объектов по хранению и объектов по уничтожению химического оружия в РФ на 2019-2024 годы» и определить объемы ее финансирования.

В чем же заключается процесс ликвидации и как долго он будет продолжаться?

«Для начала будет проведена дегазация специальным раствором помещений и всех поверхностей технологического оборудования, трубопроводов, строительных и металлических конструкций, контактировавших с ОВ. Затем все части технологического оборудования демонтируются на мерные элементы и подвергаются повторной дегазации», - рассказывает о технологическом процессе ликвидации Виктор Самарцев.

Третий этап – термическая обработка в специальных печах и обязательный отбор проб на полноту дегазации. То, что не подлежит утилизации, к примеру, отработанная известь, образующаяся в ходе работ при сжигании жидких отходов относящиеся к 3-4 классу, складируется в специальных хранилищах. Для этих целей на территории объекта был возведен полигон, состоящий из 10 сооружений, построенных из железобетонных конструкций. Толщина стен достигает одного метра.

«Отходы 3-4 класса считаются малоопасными, как бытовые резинотехнические изделия, и не представляют угрозы для населения и окружающей среды, но все же подлежат захоронению. Они складируются в специальные контейнеры весом около 800-900 кг и помещаются в хранилища. Как только оно заполнится инспектором Росприроднадзора по Пензенской области проверяется правильность укладки и заполнения требованиям проектной документации в соответствии с природоохранным законодательством, после этого вход в него замуровывается. Доступ в хранилище больше невозможен, но экологические пробы взять можно через специальное устройство. По заверению специалистов, все сделано основательно, конструкции надежные и прочные - до первого капремонта 75 лет. Все это безопасно», - уточняет наш собеседник. Программа рассчитана на 5-6 лет.

А что же дальше?

Сергей Иванов, специальный представитель Президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта, предложил как одно из направлений на объектах, созданных для уничтожения химического оружия утилизировать гражданские опасные химические отходы 1-2 класса

Сегодня в России практически отсутствуют мощности по обезвреживанию таких промышленных отходов, а их в стране насчитывается около 400 тысяч тонн.

«Я считаю, что все опасные отходы 1-2 классов и часть использованных батареек можно отправлять на эти заводы для переработки. Если уж мы там боевые отравляющие вещества утилизировали, то, наверное, в состоянии утилизировать гражданские опасные химические отходы, включая такие, как ртуть», - отметил Сергей Иванов.

В свою очередь министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской предложил закрепить полномочия по утилизации таких отходов за госкорпорацией «Росатом». 2 ноября 2017 года Президент России Владимир Путин поставил резолюцию «согласен» на письмо министра с этим предложением.

Возможно, утилизация опасных отходов, количество которых растет стремительно, решение разумное и рациональное. Однако есть одно «но». Не все отходы 1-2 класса могут быть утилизированы. Радиоактивные первого класса подлежат только захоронению, и ими занимается ФГУП «Предприятие по обращению с радиоактивными отходами «РосРАО», входящее в госкорпорацию «Росатом». Именно этим вопросом и озабочено сейчас Минприроды, которое ведет доработку законопроекта по передачи объектов УХО в состав госкорпорации.

«Как будет использоваться промышленная площадка объекта « Леонидовка» - узнаем в ближайшее время, после полной ликвидации последствий уничтожения химоружия и прохождения всех соответствующих экспертиз, подтверждающих, что объект полностью безопасен для новой работы», - резюмировал начальник ГРСО объекта Виктор Самарцев.