Всего неделю назад Михаил Краснов – врач-нейрохирург, заведующий региональным сосудистым центром – удалял из головы пациента фрагмент оргстекла, который был установлен его коллегами по профессии тридцать лет назад. Тогда использование этого материала при такого рода операциях, связанных с травмами черепа, было суровой реальностью.

«Из органического стекла выпиливали «заплатку», подгоняя, насколько возможно, и крепили к черепу. Ни о каком соблюдении анатомических пропорций не было речи. Понятно, что результаты не удовлетворяли ни врачей, ни пациентов. Позже появились более прогрессивные материалы для протезирования, но действия все равно производились вручную, а значит – точность оставалась приблизительной», - объясняет Михаил Краснов.

Новые пути открываются благодаря возможностям компьютерной томографии в сочетании с 3D-моделированием. И если первое давно привычно, то второе пока в новинку. В России опыт насчитывает около десяти лет, в Пензе же пока сделан лишь первый шаг. И в этом отчасти помогла Всемирная паутина: Михаил Краснов, пациентом которого стал молодой мужчина с тяжелой травмой черепа, обратился за помощью к Михаилу Кочмареву из ЦМИТ «Прогресс». До этого врач и инженер были знакомы лишь по социальной сети Facebook. Там же был осуществлен и первый контакт.

«Конечно, задача стояла нетривиальная. Михаил Викторович предложил попробовать изготовить модель для операции на голове. На основе данных компьютерной томографии мы сделали модель и самой головы, и необходимой «заплатки», потом в своем центре, где есть обширный парк оборудования, в том числе различные 3D-принтеры, сделали форму для литья из силикона. В нее потом будет врачами залит необходимый медицинский материал», - рассказывает Михаил Кочмарев.

По его словам, работа была выполнена достаточно быстро: на моделирование ушло примерно 24 часа, на печать – 70. Михаил Краснов подчеркивает, что новая для Пензы технология позволила выйти на принципиальной иной уровень выполнения задачи.

«Мы все индивидуальны. Контуры человеческого тела неповторимы. Даже сосуды у каждого уникальны. И поэтому абсолютно необходимо изготовление предельно точной цифровой модели. Та, что была сделана для предстоящей операции при помощи Михаила, именно такова: закрывая дефект черепа, она подходит, как ключ к замку, до доли миллиметра», - говорит заведующий региональным сосудистым центром.

Он уверен, что за таким подходом будущее, причем ближайшее, и речь в том числе о челюстно-лицевой хирургии, а также травматологии и ортопедии. Появляется возможность работать удаленно: неважно, где находится пациент, а где специалисты по 3D. Кроме того, такие принтеры при необходимости помогут ex tempore, то есть по мере надобности, изготавливать не только «запчасти для тела», но и уникальные инструменты для хирургических операций. С ним согласен и Кочмарев.

«В процессе работы нам пришлось обращаться к специалистам, подключать ассоциацию применения 3D-печати в медицине. При этом мы использовали открытые решения, которые при желании доступны каждому. Сделан большой шаг, и я считаю, что такие технологии должны развиваться», - сказал Михаил, комментируя новый для себя опыт.

«Это первый этап нашей работы. Вторым станет создание лаборатории 3D-моделирования в областной клинической больнице имени Бурденко», - добавил Михаил Краснов, который также подчеркнул, что видит особый смысл в тесном сотрудничестве с технопарком «Рамеев», где есть необходимые разработки для дополнительного улучшения дальнейших результатов.

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен